Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Afterlife | Загробная жизнь » Личный кабинет.


Личный кабинет.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

-

0

2

Секунды, минуты, часы, дни – не мера времени. Даже события – не мера.
И уж точно не контрольные точки, отделяющие одно от другого. Два дня назад, вчера, сегодня – понятия фигуральные, позволяющие ориентироваться. Не Арии – всем прочим.
Королева мерит время состояниями. И саундтреками, они крутятся в голове, крутятся на языке; если в них есть слова, то в моменты, когда голова пуста, мысли скатываются к ним. Мысли скатываются к проговариванию-пропеванию этих самых слов.
У Арии в ухе передатчик. Когда из него не слышится чей-то голос или выжидательная тишина, недолгая, впрочем, из него звучит музыка. Саундтреки не воображаемые, саундтреки «живые». Все, что захочешь, все, что всплывет в голове, все зазвучит в следующую секунду. И когда не думаешь, мысли не скатываются к беспрестанному повторению одного и того же. Беспрестанное повторение – оно действительно беспрестанное, фоновое, пока не начнешь вслушиваться. Практика показала, что так удобнее, чем думать в тишине, чем делать в тишине.
Формула проста. Звук прилип на день? Живи в его ритме, соотноси его с тем, что происходит, зафиксируй. А потом просто жди следующего. Под следующий – возись дальше.
А возни и правда было много.
Первым тревогу забил Анто. Тоном «мне-плевать-но-это-возможно-стоит-твоего-внимания» он заявил, что, мол, «Светила» в последнее время многовато улыбаются. Впору слушать и читать между строк: тук-тук, тук, совершенно секретно. Ария чертыхнулась и велела не нести пургу и говорить по существу. Анто и рубанул: ее, Арии, ребят ненавязчиво теснят.
А ведь да. Началось все с предложения «составить компанию» на одной из небольших «встретиться-передать груз» миссий. Как объяснил временный глава «Светил» - «Нас немного, кусок Омеги не наш уже, за серьезные дела не беремся, половина без работы сидит. Поможем бесплатно, чтоб только навыков не терять». Ария похмурилась и согласилась – ей что? Лучше только.
А момент, когда оказалось, что наемники «Синих Светил» де факто учитывались в списке участников относительно несерьезных операций наряду с ее ребятами, прошел мимо Арии. Анто с Патриархом заметили. Вот только момент, когда вышло, что Патриарх все чаще вместо себя на вызовы присылает Анто, прошел вот так же вот. Мимо.
Пауза. Relpay. Next.
Гвардия была недовольна. Логика проста: они места себе потом и кровью заработали, а эти… Дальше «а эти» мыслей у них обычно не заходило. Но недовольны были, в основном, зеленые.
Одна стычка между наемниками вышла показательной. Участвовали сначала «Затмение» со «Светилами», а потом и «Стая» подключилась. И гвардия Арии подключилась.
Разбираться, кто начал, кто кончил, не стала. В остатке – «Светила»  и полезшие их защищать ребята Арии. Дуболомы… Их можно понять: работают с синими, вроде как, вместе, в стороне остаться – себя не уважать.
Понять можно, а разгребать… «Затмение» и «Стая», которые, объединившись сейчас, вместе могли бы потягаться с властью на Омеге, насторожились. Ария тоже. А «Светила» чуть ли не орать радостно стали: «мы теперь с Арией, мы вас всех!..» Да так, что даже гвардия, и так не особенно тепло к синим относившаяся, уши позатыкала.
Как итог  – прыгающие на задних лапах «Светила», крутящая пальцем у виска личная гвардия и неохотно соглашающиеся работать с Арией «Стая» и «Затмение». И да, с их стороны совместное «шу-шу-шу» слышалось… зловещим. Во-первых, они и друг на друга рявкали периодически, но громче и слаженнее – на Арию. Наезжали по-мелкому, то тут, то там, но общее агрессивно-выжидательное настроение витало в воздухе.
Под это настроение Ария и жила. Зажмурилась, когда завыло особенно громко, задержала дыхание, когда музыка замолкла на несколько секунд. Next.
Патриарх часто в последнее время заглядывает на территорию «Кровавой стаи». Ария хмурилась все больше, чувствуя, что упускает время и возможности повернуть ситуацию на пользу себе. И решила, что, оптимальным ходом будет затеять войну между «Затмением» и «Стаей», пока они сами открыто нападать не стали. Самой привычно остаться в стороне, незаметно поддерживать то одну, то другую сторону поочередно – само собой. Ровно до тех пор, пока не станет ясно, что будет выгоднее.
План действий ясен. Во-первых, устраивать все так, чтобы сводить возможность конфликта гвардии со «Светилами» к минимуму. Во-вторых, взять нынешнего главу синих под каблук – сделано. В-третьих, активнее шевелиться в сторону боевых действий между «Стаей» и «Затмением». Ну, и по мелочи – все как всегда.
Stop.
Тишина – в ушах звенит, глаза шалые – совсем чуть-чуть. Стенная панель выдвигается вперед, сдвигается в сторону, одиннадцать экранов вспыхивают по очереди. Омега, Омега, Омега – самые разные уголки, на данный момент определенные быть ключевыми. Положение лишь шести экранов зафиксировано и отображает «Загробную жизнь» - всегда. Вип-зона – отремонтированная, блестящая и радующая глаз. Ария втянула нижнюю губу в рот, с силой прижала ее языком к небу. Каждый раз, когда она видела этот зал, пальцы сжимались в кулаки, а внутри клокотала поостывшая злость. Мерзавцы умудрились смыться. Все, кого смогли отловить, оказались наемниками и все как один просто мимо проходили. Как их ни допрашивали – не признался ни один из них. Один, правда, вякнул что-то о том, что такой-то и такой-то в странных делах замешаны, но при ближайшем рассмотрении они оказывались среди тех, кого в клубе и уложили. Одного из «замешанных» везунчиков вообще биотикой разорвало, здесь даже не скажешь, что пули были избирательны.
За прошедшие недели Ария успела многое, но не переменить мнение об участниках той перестрелки. Она так же заочно их ненавидела. Вот только теперь ненавидела не безликие имена и внешнее описание, а людей вполне конкретных, с послужными списками, поименными списками, много с какими списками. Людей. Кстати о людях –  вестей о пребывании агентов «Цербера» на Омеге становится все больше…
Беда не приходит одна, не так ли?
Ария сцепила зубы и переключилась на личный терминал.
Кто тут у нас? Аудиенция, цель визита мутная, информация-де важная. Дурацкая привычка, сначала пробегать глазами текст и лишь затем – отправителей-получателей-тему. Отправителей.
Ария оставила в покое нижнюю губу, расплываясь в улыбке. Раз-раз, раз-два. Два. Два просителя, два имени.
Мужской голос становился настойчивее, сорвался – сначала на крик, а потом и вовсе. Замолк. Ария вытащила передатчик из уха, отключила и положила рядом с рукой, на стол. Неторопливо. Здесь, сейчас спешить… некуда. Поторопиться будет большей ошибкой.
Подалась вперед.
- Пригласи их зайти, как будут готовы, Анто. И будь на месте.

+2

3

Можно было бы, конечно, бродить по закоулкам, слетать на Цитадель и умереть от руки Церберовского киллера, однако, жажда жить не давала Максимусу столь легкомысленно относиться к собственному благополучию. У мужчины, в таком случае, был лишь один выход — необходимо было заручиться поддержкой у влиятельного союзника. На Иллиуме это чревато предательством — слишком продажны тамошние авторитеты, а более Маг связей особых и не имел. На Земле у него были несколько влиятельных друзей, но они также были склонны к взяточничеству, как их аналоги из Нос-Астра. На руках лишь один объект ценности — блок памяти, содержащий данные о планах Цербера на Омегу. Расшифрованные — спасибо за это Вельвет. Кому эти данные нужны сильнее всего? Очевидно, Арии.
Тогда, получается, что Ария — единственный из возможных влиятельных союзников, что способны Максимуса защитить. Но и здесь все не так гладко, как хотелось бы. Стоит начать с того, что банда самопровозглашенной королевы чрезмерно недолюбливала Миеру и ее сети. Следовательно, и Черруса — тоже. Если учесть, что за аферистом, бывшим напарником объекта нелюбви местных авторитетов, гналась одно время вся Омега, то лучше бы в Столицу ему вообще не соваться. А еще можно вспомнить недавний инцидент в VIP-зоне «Afterlife», который столь разозлил азари, что та заблокировала все доки, и Магу еле удалось сбежать со станции. В общем — «не айс» ситуация.
«Здравствуйте, уважаемая Ар... Нет, это слишком пафосно и нелепо. На „ты“ переходить тоже не стоит. Хм, может быть, лучше вообще сначала представиться. Здравствуйте, я — Дрейк Хаас, а это — Айрис Аларей, моя напарница. Вы, вероятно, осведомлены о том, что мы прибудем столь скоро», — мысленно отыгрывал возможную ситуацию Максимус: «У нас имеется ценная информация для вас... Нет, тогда нас точно грохнут. А может быть, Ария любит, когда с ней предельно вежливы? Не самый лучший момент для импровизации»
Маг вдруг ощутил, что сейчас — его звездный час, тот самый момент, когда от его коммуникационных навыков зависит его жизнь и, конечно же, жизнь Вельвет. А последней он очень сильно дорожил. Сразу после отлета с Омеги, мужчина почувствовал, насколько сильно стал зависеть от наемницы — казалось, и дня не может прожить в одиночестве. Он отмалчивался — сейчас Максимусу совершенно не хотелось раскрывать собственное чувство, тем более тогда, когда оно кажется столь сумбурным и мимолетным. Аферист сдерживался и контролировал собственное поведение, стараясь не выдавать себя, так сказать, в быту. Однако, само по себе отношение к даме с Ремеди все же изменилось, ибо желание ухаживать за прекрасной женщиной Маг сдержать не сумел.
А Вельвет была прекрасна. Узкая полоска почти-белых губ, скрываемая под толстым слоем алой губной помады, выразительные карие глаза, более похожие на янтарь, чем на какой-либо другой драгоценный камень, длинные волосы, сплетенные в косу более напоминающие хвост невиданного зверя. Одежда, менее всего соответствующая понятиям современной моды, в том числе и рациональной моды: изобилие различных деталей, напоминающих отдаленно 10-20 года прошлого столетия, красочные акценты, резко контрастирующие со всем ее обликом, — уникальное представление о красоте, тонкое чувство ретро-изящества. Она завораживала Максимуса каждым движением губ, каждым словно мельком брошенным взглядом и... И, конечно, каждым словом, произнесенным несколько суровым хрипловатым голосом, в честь которого ей и дали столь забавное прозвище.
— Ты. Ария ждет, — услышал Максимус гудящий и в тоже время поразительно плоский голос элкора, словно направленный, чтобы отсечь звуковой волной голову собеседника. Аферист лишь нервно улыбнулся в ответ, опустив взгляд в пол, чтобы собраться с мыслями. Существо-глыба, как и любой элкор, бывший чрезмерно чувствительным к выражению эмоций инопланетян, конечно же, заметил психологический маневр Мага и, предположительно, купился на обман. Значит, Ария будет ждать взволнованного, простого и совершенно безобидного на первый взгляд гостя. Хотя, в тоже время, азари должна была понимать, что обычно такие «тихони» представляют куда большую угрозу, нежели яростные кроганы, ничего не скрывающие. Взглянув исподлобья вперед себя, Черрус направился ко входу в «Afterlife». Давненько он не был в средней зоне.

— Вы — Ария, — сказал Максимус, явно выходя из собственного образа, составленного у входа в Afterlife. Перед ним стояла сама Королева Омеги. Самая знаменитая азари Систем Терминус, самопровозглашенная правительница самого преступного сектора Галактики. Наиболее влиятельная из известных Магу голубокожих дам, и наиболее опасная. Львица, ведущая за собой прайд по темным закоулкам криминального мира Млечного Пути.
Маг не мог определиться со своим отношением к этой особе. Он знал ее практически с юношества, с того самого момента, как только прибыл в Столицу Терминус. Миера рассказывала множество различных историй, так или иначе связанных с Т’Лоак, и далеко не все они с хорошей стороны показывали Королеву. Хотя, конечно, большая часть из всего, что говорила аферистка о своей соотечественнице, — самые обычные легенды, распространенные по сарафанному радио для роста авторитета. Максимус понимал все эти социальные махинации, а Миера лишь саркастически комментировала каждую его мысль, словно сидя в мужской голове и пропитывая ее желчью. В такие моменты Черрусу казалось, что азари — самые настоящие телепаты, и что ничего не может быть красивей и опасней их удивительного сознания.
С одной стороны, Ария может прихлопнуть его одним лишь щелчком пальцев — незамедлительная цепная реакция и три из пяти пуль уже в теле Мага. Остальные две были предназначены для Вельвет. Черрус окинул взглядом стволы в руках «королевской гвардии» и выбросил из головы нелепую мысль о собственной уязвимости в сложившейся ситуации. Сейчас необходимо было думать, строить цельное мнение о Царице Прайда и сохранять действительность выбранного образа.
С другой, криминальная королева должна была понимать важность предлагаемой информации. Она бы наверняка различила блеф со стороны Максимуса — а тот всячески пытался дать ей понять, что умеет обманывать. И что сейчас он говорит правду.
— Мы, Дрейк Хаас и Айрис Аларей имеем для вас ценную информацию. Компрометирующую, к счастью — не вас.
Боковым зрением Максимус наблюдал за батарианцем слева. Этот тип был самым странным из охраны Арии, и более всего тревожил в данном случае. Вполне возможно, он узнал лицо афериста и разозлился — все же, Миера и ее партнер насолили очень многим людям. И нелюдям. И даже тем, кого ни к одной из перечисленных групп отнести нельзя было.
— Айрис, — кивнул Маг девушке, приглашая ее высказаться и рассказать о товаре. Сам он, конечно же, предложит цену, но сначала нужно заинтересовать покупателя. Создать видимую потребность, необходимость в покупке, заинтересовать. Маркетинг.

+1

4

Сигарета, воткнутая в мундштук, пускала в воздух дымных дракончиков, пахнущих чем-то пряным, мягко извивающихся, складывающихся в спирали, сизых, сизых, полупрозрачных. Вельвет наблюдала за ними с такой внимательностью, с такой напряженностью, будто пыталась прочитать какое-то послание. Какой-то… шифр. Шифр.
О нет, только не шифр. Закроешь глаза – и тотчас на изнанке век увидишь буквы, числа, коды, переливающиеся пикселями, пляшущие, пляшущие польку. Синие, зеленые, желтые, просто белые. В горле стоят, комком стоят, липкие, гадкие, стоят вместе с Омегой, «Загробной жизнью», Затмением и этой чертовой музыкой, этой чертовой электроникой, этими чертовыми… людишками.
Вельвет, сдерживая вновь нарастающее раздражение, оторвала взгляд от сигаретного дыма, оценила длину очереди, расстелившуюся перед ней, и поспешила закрыть глаза. Лучше уж шифр, чем... это.
Плохо, плохо. Слишком нервная, слишком усталая, слишком глупая – видишь, опять злишься по любому пустяку. Разве это дело? Нет, не дело совсем.
Думать о хорошем. Надо думать о хорошем. Вот например, Ублюдок уже не портит жизнь фактом своего существования – отличная новость же, пусть к настоящему времени и потерявшая всю свою новизну. Вельвет даже выпила рюмку-другую за упокой его грешной, грязной душеньки – так прибавлялось хоть немного уверенности, что говно это не всплывет. А то ведь может, может. Мало ли. Затмение все может, даже вроде бы и сделать, а на самом деле нет.
Чертово Затмение. Чертово, чертово Затмение.
Пальцы сжали мундштук до боли, пытаясь выместить на нем новую вспышку тихой злости, а Вельвет мерно, бесшумно выцедила выдох сквозь зубы.
Из-за Затмения и его тупых интриг «Странник» болтается где-то на другой стороне галактики, обделывая ее дела без, собственно, нее, ибо краткое сообщение типа «сваливаете отсюда немедленно» может напугать даже видавшего виды и самого надежного помощника, а кораблю болтаться туда-сюда, как собачонка, по первому слову, как-то не комильфо.
Из-за Затмения Вельвет вынуждена была:
a) провести эту пару недель в незабываемом, трахни его вся Тучанка, круизе вокруг Омеги…
b) …заодно сражаясь с заковыристой зашифровкой, дабы спасти собственную (и не только) задницу…
c) ... и ютиться на чертовой, чертовой «Волне», где и оснащения-то привычного нет…
d) … вместе с Максимусом, который день ото дня ведет себя все страньше и страньше.

Ладно, ладно тебе, хватит беситься, все, в конце концов, уже закончилось. «Странник» уверял, что удачно обстряпал кое-какое дельце и уже направляется к Омеге, шифровка успешно преодолена, Волна привычным оснащением если еще не обеспечена, то близка к этому. А Максимус…
А Максимус озадачивал. И даже злил.
Вельвет дурой не была и, как и всякая женщина, прекрасно чувствовала, когда знаки внимания переходили черту дружеских. Казалось бы – ну и пусть будут, что плохого, но тот факт, что подобное делал Максимус, в чьих мотивах Вельвет еще не разобралась, заставлял напрягаться.
О да, конечно же, легче всего списать на собственную очаровательность и все такое, польстить самой себе, поддаться искушению и ответить мало-мальской взаимностью, но контрабандистка, как было сказано выше, дурой не была и, как бы это пафосно не звучало, в любовь не верила. Но зато была уверена в том, что Черрус преследует какие-то свои, далеко (а может быть, и не очень) идущие планы, и в них входит использование либо «Странника», либо её самой, либо всего сразу, и, судя по всему, образом, который Вельвет далеко не понравится.
И планы эти были совершенно непонятны.
А если еще учесть, что она до сих пор недопонимала, какого черта Магу  вообще понадобилось вытаскивать ее из заварушки на Иллиуме...
  Вздох через зубы процедить не получилось, пришлось коротко, зло выдохнуть, дабы не задохнуться, да приоткрыть один глаз, проверить, все ли очередь такая длинная, как была. А то ведь элкор. А то ведь вычует всю ее злость, вынюхает. А мало ли что, мало ли как не совпадет с ее легендой. Или с обстановкой. И все, все-все-все элкору (этому самому, ага) под хвост, обидно же.
Очередь была еще предостаточная – можно еще немного побеситься на весь белый свет и вспомнить…
Нет. Сигарета рывком вытаскивается из мундштука, сминается в кулаке – благо, перчатка надета. Нет. Раздражаться из-за уже пройденного этапа – глупо. Глупо и совсем не в ее, Вельвет, правилах. Прошлое – это всего лишь прошлое. Помнишь же эту заветную поговорку? Конечно, помнишь. Прошлое – всего лишь прошлое, как старая кожа для змеи, пустое барахло, от него надо избавляться, извлекая лишь полезный опыт.
Ну давай же, Вельвет-ведьма, Вельвет-змея, пора бы уже перестать думать о прошедшем, сбросить кожу и просто идти вперед.
Что ж, она пойдет вперед, как только все это кончится. А пока…

— Ты. Ария ждет, - голос элкора пробрал до самых костей, опустился в желудок, отозвался вибрацией в легких, и Вельвет мгновенно вынырнула из мыслей, мягко улыбнулась в ответ, рассеянно провела ладонью по волосам, стянутым в тугой пучок на макушке, оправила черный пиджак…
  И в следующее мгновение Айрис длинной тенью заскользила за спутником, идя не наравне, след в след, но чуть позади и в стороне, подстроившись под шаг. Она полностью в черном – лишь на бедрах изящно (и весьма объемно) повязан платок из пышной золотой парчи с изумрудными разводами. Яркий, легкий акцент (который самой-то Вельвет нахрен не облокотился, да вот Ремеди, висящий на поясе, скрывать чем-то надо).
   Пара-тройка минут пути, еще несколько – ожидания, и вот перед ними весьма торжественно распахиваются двери в святая святых.
А-а-ария. Песня, песня, сольная песня, длинная песня, красивая песня. Вот только вот эта, отдельно взятая азари явно предпочитает не выступать а’капелла.
Стоп, не надо образности. Когда понадобится образность – посмотрим на Черруса, на котором даже рубашка с одной-единственной расстегнутой пуговицей сидит почти порнографично.

Ария. Максимус, конечно, не может не начать свою маленькую напыщенную речь с констатации факта, но это же Максимус, он же явно решил, что притворяться больше не нужно. И куда делся тот маленький человечек, нервничающий перед входом в клуб?
Айрис отнюдь не солидарна с напарником. Лично ей этот балаган нравится. В этом балагане можно вымешать злость через веселье, корчить из себя тихую, незаметную тень и с праздным любопытством оглядывать кабинет. Весьма неплохой кабинет. О, конечно же, Айрис заметила наемников (в первую очередь), оценила пушки и даже вроде бы как слегка испугалась (в то время как Вельвет тоже оценила, но скорее брезгливо поморщилась), но когда оружие останавливало от созерцания?
Мы туристы, мы туристы, у нас совершенно случайно оказалась случайная информация, аля-ля-ля. Какой у вас тут красивый потолок…
- … Компрометирующую, к счастью — не вас. Айрис, - а Маг решил поиграться в великого рекламщика. Ох ты господи, сплошное умиление.
Девушка, с усмешкой кивнув напарнику, вышла вперед, в центр зала. Присела, активировала инструментрон и заставила экран расползтись в высоту и ширину до довольно-таки приличных размеров.
И все это – в безмолвии. И половина – преклонив колено перед Арией и, собственно, сделав так, чтобы экран был виден только азари да Максимусу, стоящему за спиной, но не наемникам по бокам.
Больше пафоса! Больше драмы!
…довольно-таки дешевой, но зато весело. Айрис – весело, остальные пусть делают что хотят.
По янтарному полю побежали искры-пиксели, составляя единую картину. Вероятно, довольно-таки знакомую для Арьи: в конце концов, планы Омеги, со всеми секретными ходами и вентиляцией, которые, даже будучи лучшим хакером всея Вселенной, хрен добудешь, она должна была узнать точно, даже если к настоящему времени не выучила их наизусть.
- Эти планы, вместе с кое-какой перепиской, которую вам, мэм, - быстрый, даже слегка веселый взгляд на лицо азари – как ей такое обращение? Потому что не уважительно Арью называть невозможно, но и хочется чего-то нейтрального, а что может быть нейтральней «мэм», - будет очень интересно почитать, совершенно случайно попали в наши руки в ходе… Небольшого дружеского визита на базу «Затмения». Да-да, совершенно случайно.
Айрис теперь смотрела в лицо женщине открыто, мягко, слегка виновато улыбаясь:
  - Нет, ну правда случайно. Тогда у нас даже предположений не было, что мы сможем найти, - и ведь не врет. – Но один добрый человек подсказал нам, что добытая информация может быть весьма полезной, и мы не могли удержаться от того, чтобы не расшифровать данные. А когда увидели, что там…
Драматическая пауза! И лишь меняются слады.
Первый – еще один план, уже с каким-то маршрутом… Весьма неясным, правда. Пока что.
Следующий - отрывок из начала переписки, в которой с первого прочтения видно, какому церберовскому херу один хер из Затмения чуть ли не лижет задницу, тем не менее, умудряясь торговаться.
Следующий – ой, да вы только поглядите, теперь церберовский хер пустился в обмен любезностями, как это мило.
– Как вы видите, мэм, «Затмение» любезно предоставляет Церберу планы Омеги. И… - о, это должно было быть гвоздем программы, - …и детально – план вашего клуба. Конечно же, допускается возможность, что эта достойная организация просто решила устроить акцию среди своих сотрудников и организовать им небольшой отпуск, но подобная забота очень удивляет меня. Да и переписка, - вновь слайд с перепиской! И даже «нерасшифрованный» кусочек есть, какая прелесть, - опровергает подобные попытки думать о Цербере хорошо. Там такие подробности. Такие ходы. Вся партия как на ладони, только диву даешься. Дрейк?

Все, теперь можно перевести дух, ведь Максимус перехватил эстафету и развлекает Великую и Могучую рассуждениями о цене столь важной информации. Айрис и переводит, мягко, незаметно, да только с места не тронулась, все стоит на одном колене с таким видом, будто ей крайне удобно, и смотрит на Арию. И переключает слайды по команде Максимуса.
На колене стоять и впрямь удобно. Жестковато, но удобно.
А мысль о том, что это может стать плохой привычкой – не к нам, не к нам, прочь-прочь, кыш-кыш.

+4

5

Сложно сдержать себя, не нацепить передатчик вновь, не заткнуть тишину чьим-то криком. Не броситься мерить комнату шагами, не выйти гостям навстречу.
Сложно сдержать дрожь, рождающуюся где-то в груди. Должно произойти что-то, что-то такое, ради чего стоило стерпеть многое… стерпеть даже этих людей. Эту багровую пелену, бывшую такой яркой совсем недавно, эту злость смывает, смывает напрочь, так непривычно и прочно: знание. Знание того, что скоро грянет шоу. Знание того, что этого шоу стоило дождаться.
Не вытерпела, вызвала на связь элкора ото входа. Что? Как? Чего ей ждать?
Услышать (снисходительное): ничего, к чему нужно подготовиться.
Панель отъезжает в сторону. Ария закидывает руки за голову, сцепляет их на затылке, откидывается назад, расставляет ноги пошире – пусть за столом и не видно.
В комнату ступают четверо, двое из них – охрана. Ария щурит уголки глаз. Here we are. Акт первый, действие первое. Адажио.
Ария молчит, сидит недвижимо, изредка моргая. Обводит взглядом обоих, сначала ее, потом его. Предвкушающе.
Подавляет смешок на категоричном «Вы – Ария». Ох, правда? А ты – старое лицо под новым соусом. Здравствуй. Только, прошу, не пробуй чувствовать себя как дома.
Они так смешны в желании казаться деловитыми и прямолинейными… Они – все! – уверены, что краткость – сестра таланта.
Аббревиатура – мать ее.
Ну, давай. Давай же, чтоб тебя! Удиви меня. Ошарашь. Побудь Шутом Королевы… все еще юнец-с-первой-несмелой-щетиной, решивший однажды, что он – король своей судьбы.
Грамотное переключение внимания – оно действительно работает. Ария, как по команде, как на хорошо смазанных шарнирах, поворачивает голову.
Ария смотрит и слушает. И слушает.
И это вот – то, что разгромило ее клуб. Отчаянно старающийся распланировать все и всех… человек и маленькая девочка, еще не наигравшаяся в куклы. Или, если уж быть совсем точной, девочка, у которой кукол когда-то отобрали, и которая очень хочет вернуть их назад.
Обращение резануло уши непривычностью, девочка удостоилась намека на кивок. Мэм, значит? Интересно…
При другом раскладе она могла бы даже понравиться Арии.
Ни при каком раскладе она не могла бы затронуть чувств Омеги.
Давай, малышка. Оправдывайся. Меняй маски… делай, что тебе вздумается! Ставь клейма на то, что тебя окружает. Ты ведь никогда до конца не поймешь, что Омеге плевать на тебя. Омеге плевать на числа, на даты, на расстояния. Омегу волнует лишь здесь-и-сейчас.
Ария-Омега не желала ни в чем участвовать – привычно наблюдала со стороны. Скучающе. Ария-Ария ловила детали, смаковала их, обсасывала и выплевывала обратно. В здесь-и-сейчас. Арию-Арию затрахали люди. В больших ли количествах, в малых. Ария-Ария хотела побыть наедине с музыкой, бумажными делами и элкорами.
Ария-Ария была бы рада этому.
Ария-Омега плевать хотела на радости.
…Ты – сторонний наблюдатель. Любитель тех старых еще не-интерактивных шоу, смотря которые, не можешь ничего изменить. Постарайся не переживать слишком сильно и вооружись чем-нибудь, чем можно похрустеть. Режиссеры ведь постараются сделать все для того, чтобы не разочаровать тебя.
Цербер, Цербер, Цербер. Треглавая псина, головы которой – уверена! – заключают психическую нездоровость, излишнюю амбициозность и руководительский талант Призрака, уже здорово достала. Призрак, планировщик хренов, однажды ненавязчиво намекнул, что власть Арии шатка.
Сказал, что ей бы стоило насторожиться.
Сказал, что она имеет все шансы быть свергнутой.
Он не сказал ничего, чего бы Ария не знала. Иногда происходят вещи, которых ты не можешь остановить. Во вращающееся колесо Фортуны, чтобы затормозить его, можно вставить палку. Под рукой окажется стальная, заклинившая бы ход, или деревянная, переломившаяся бы сама – лишь вопрос удачи и лишь изредка – предварительной подготовки.
Вот только случается, что под рукой не оказывается ни той, ни другой. Рискнешь, пожертвуешь своей собственной костью или решишь наблюдать со стороны – решать тебе.
Смотри и слушай.
…Ох, ну конечно. Те же лица, те же декорации. Цели? Да какая, в жопу, разница?
Ария прищурилась. Задумчиво – еще бы!
Заинтересованно.
Заговор? О, да, разумеется! Заговор против нее, Омеги? Это было бы слишком скучно.
И, ну конечно же, вдарило бы по самолюбию Арии. Арии-Арии. Омеге плевать.
Девочка подытожила и даже сыронизировала. О, да! Да, да, да! Это удивляет тебя. Это заставляет тебя волноваться. О себе, о других. Волноваться…
Продавать себя подороже.
Ария-Омега презрительно расхохоталась.
Ария-Ария поощрительно кивнула, глядя – теперь уже – сверху вниз.
Что это? Театральщина? А с чего взяла, что этим злоупотребляешь лишь ты? Омега хмыкнула иронически, Ария поднялась. Омега заинтересованно приподняла бровь, Ария шагнула к преклонившей колено и присела на корточки.
Протянула руку к лицу девочки, потянулась приподнять пальцами за подбородок.
В ласковом жесте.
Глаза лучились теплом ламп дневного света. Голос был мудростью десятков не рожденных поколений.
- Поднимись с колен, дитя. – Пальцы замерли, дрожа, не касаясь кожи. Без резкости, без шума. Секунды тягучи и сладки, но вдалеке уже слышится бой набата, уже видятся выстрелы и кровь, стекающая по защитным костюмам.
Айрис?
Дрейк?
Ну что ж. Сыграем.
Кивок Дрейку – я слушаю.

+2

6

Прошу прощения за сей акт адской тупости, но отписываться надо.

Пока Вельвет наглядно демонстрировала собственно объект сделки, Максимус оценивал потенциальных покупателей. Тщательно наблюдал за каждым действием и каждым мимолетным взглядом. В общем и целом, наверное, важность презентации была именно в возможности показать Арию и ее команду, а не сам по себе товар. Какую-то иную ценность этот мини-спектакль нести не мог.
Стартовал второй этап его работы с Арией - "раскрытие". Сложность состояла в том, что Царицу Прайда прощупывали таким образом раз, наверное, миллион, и та приспособилась к защите от проникновения чужого сознания в собственное психо. Причем, достаточно хорошо приспособилась. Как профессиональный игрок в покер, она не давала Магу и шанса успешно расшифровать ее повадки и поведение. С машинной точностью она рисовала в сознании мужчины вопросительные знаки, при том облачая их в свет неоновых огней, горящих позади Львицы.
Поймал заинтересованный взгляд. Таков ли он на самом деле, несет ли в себе угрозу или же просто является демонстрацией увлечения? Ария, вероятно, воспринимала визит Максимуса в клуб насмешкой, или же развлечением - во всяком случае, нарочитая игра человеческого дуэта вызывала у нее улыбку. Отчего мужчина, конечно, немного смутился, но напоказ свою эмоцию выставить не смог. Он готовился к этому ощущению, его, собственно, не избежать в большинстве сколько-нибудь опасных сделок. Азари надменно кивнула, отреагировав на Вельветинское «мэм» - на какой-то миг аферисту показалось, что это провал, на деле же экзотическое обращение оказало несколько другой эффект – а затем расхохоталась. Неизвестно, над чем и отчего – то ли ее смешили повадки Вельвет, которую Царица явно считала напыщенной человеческой дурочкой, то ли это была истерическая реакция на содержимое послания.
Однако мужчина не мог не заметить некоторого смещения в реакции Львицы, смешения нескольких странных черт. Азари вела себя достаточно противоречиво – по ее глазам и ленивым движениям Максимус различал нежелание сотрудничать и вообще контактировать с информаторами. Эти жесты и намеки резали сознание Мага в тот момент, когда Ария поднялась с дивана, - его ум подметил желание и охоту взаимодействовать с игрушкой по имени Вельвет. Поведение, достойное самой настоящей предводительницы Прайда – и милость, и пренебрежение в одном флаконе. И милость, и пренебрежение были заряжены достаточным количеством эмоции.
Прощупывание женщины дало первые результаты, которые Максимуса не радовали чуть более, чем полностью. Странное поведение азари диктовалось ее мыслями, привычками и эмоциями – эти три составляющие тонко свящаны между собой, постоянно дергают друг друга, реагируют. Иногда к ним примешивается порождение мысли – актерская игра, слияние с иным образом, иногда переходящее в полноценное раздвоение личности. Маг не мог быть уверенным на все сто процентов в собственном предположении, однако, как говорится, «намек понят». Только вопрос – какие именно две Арии находились сейчас внутри Львицы?
Может быть, одна из них – как раз таки Ария, а вторая – именно Львица?
Вопрос казался риторическим, ибо ответ близок, но сформулировать последний Маг был не в силах.
С другой стороны, этот вопрос был несколько глупым, ибо отвлекал от сути происходящего. Анализ ушел не в ту сторону, казалось бы, Максимус одернул себя и продолжил размышлять и наблюдать. Модель поведения Царицы Прайда была ему знакома по различным книгам и очеркам. Да что там, любой выпуск популярного политического журнала нес в себе подобные послания. Нужно было взглянуть на портрет женщины с другой стороны – соединить все эти странные черты в одну единую характеристику.
Маг глубоко вздохнул, сдерживая свои потаенные мысли, которые вдруг решили выйти наружу. Все эти высокомерные жесты казались ему настолько противными, что хотелось поморщиться. Максимус не позволял себе такой роскоши и тешил себя мыслью о том, что общение вот с такой вот Королевой – предмет гордости. Мало кому ведь удавалось удостоиться аудиенции Ее Величества после целой жизни, проведенной в стенах нелюбви ею и выжить в первые десять минут. Главное – продержаться до самого конца.
Ура, сдержал. И чуть не потерял ветвь анализа. Правда, тут уже сама Ария приблизилась к мужчине настолько, что столь пристально наблюдать за ней уже плохой тон.
Он кивнула Максимусу, и тот, не колеблясь ни секунды, ответил:
- Мы хотим прощения. Позвольте нашей совести успокоиться.
В голове Мага проскочила мысль, которую можно было охарактеризовать, как волнующая. А если Ария посчитает данное сообщение недостаточным для полноценной амнистии? Что, если ей не хватит этого? Она казнит их прямо здесь, или же выкинет их полуживые тела в открытый Космос… Или же попросит чего-то еще.
А становиться рабом не особо хотелось.
Максимус прокашлялся.

+1

7

Брызнет сердце то ли кровью,
То ли тертою морковью -
Ах, поверьте, все равно!

Весело. Айрис было весело.
То, что стояло на кону, ее не успокаивало, она вообще этого не учитывала, как и не желала думать о серьезности ситуации.
Собственное положение забавляло ее невероятно, смех же Великой и Могучей был воспринят как проявление солидарности, а поощрительный кивок только подлил масла в огонь. Ей тоже было весело!
Айрис широко улыбнулась, готова захохотать вслед, словно человек, только что рассказавший невероятно удачную и нравящуюся ему саму шутку. Вельвет начала искать тормоза - нынешние стремительно отказывали.

Все равно жестокой болью,
То ли гневом, то ль любовью
Наше сердце пронзено.

Холодно. Вельвет было холодно.
Свет инструментрона не согревал. Черная водолазка не согревала. И даже знание того, что Максимус, следуя уговору, постарается вырулить ситуацию в случае чего (или же прикроет спину) не давало расслабить сведенной невидимой дрожью спину.
Пол холодил колено. Взгляд Арии замораживал, хохот же - ледышкой прошелся по хребту.


Превращенья и обманы,
Лилипуты, великаны
Кто придумал, чья вина?

Шествие Арии вперед и дальнейшие действия смотрятся как отдельное шоу, с тщательно выверенными шагами, запланированными вздохами и математически просчитанными траекториями лучей иллюминации. Великая и Могучая завораживает. Замораживает. Забавляет.
Присаживается на корточки - встает на один уровень? Снисходит? Не стоит, мэм, не стоит, мы же обе понимаем, кто в каком положении. Здесь и без снисхождения все ясно, - протягивает руку...
Некасание щекотно невероятно, смешит ужасно, и волнами распространяет холод - лед! - от подбородка до основания шеи. Щекотно, весело, больно. Балаган, как он есть, как он должен быть!
Айрис готова рассмеяться в голос, рассмеяться в лицо Арии, но Вельвет дергает за ручник и с размаху отвешивает самой себе мысленную пощечину.
Стоп! Назад! Прочь!

И слезами плачут куклы,
И огнем пылают буквы,
И взорвался барабан...

Смех застывает в горле, проваливается обратно, вниз, камнем, а Айрис заставляет себя немного приубавить улыбку и податься назад. Недостаточно, чтобы это было сочтено за отшатывание, но как раз, чтобы некасание не щекотало так невыносимо подбородок.
- Да, мэм, - тихо роняет девчонка в ответ на распоряжение встать, но возится с инструментроном до тех пор, пока Ария не поднимается на ноги, понимая, что оказаться выше Великой и Могучей будет очень, очень неуютно. А после, наконец встав, делает несколько шагов назад, по направлению к Максимусу, все еще оставаясь впереди него, но будучи достаточно близко, чтобы снова начать строить из себя тень.

И пошла под гром оваций
Перемена декораций,
Здравствуй, новый балаган!..
-Юлий Ким

+1

8

http://s018.radikal.ru/i514/1207/88/be3a3d43d15c.png

Тулий Магниум.

С Арией шутить опасно - и Тулий был одним из тех, кто любил напоминать об этом людям, решившим, что им вовсе не нужно покровительство Королевы Омеги. Босса. Самой влиятельной задницы на этом проржавевшем куске железа. Тулий старался не думать - почему его начальница упорно хваталась за эту станцию и желала поддерживать её на плаву столько, сколько сможет. Да, может когда-то Омега и была добротно построенным портом для пиратских кораблей, но сейчас она дышала на ладан и все больше сил уходило на то, чтобы латать дыры. Что, этакая дань романтизму под старость лет? Если бы азари могли читать мысли, Тулий, наверное, уже схлопотал бы пулю в лоб, ибо Ария была бешеной сукой - потому что не боялась сама надавать по роже тем, кто решит с ней соперничать. А для остальных, для мелких сошек были Тулий и Анто - и оба до сих пор справлялись со своей задачей.
Но как бы ни называл Босса сам турианец, он относился к ней тепло. А если бы кто-то додумался предложить ему двойную оплату взамен службы у Т`Лоак, он бы заметил вполне резонно: Вы что, свихнулись, ребята?
В последнее время, никто из здешних наемников не сидел на своих бронированных жопах смирно. Проблемы начались тогда, когда торговцы, имеющие изысканный нюх на неприятности, начали сливаться со станции под разными предлогами. Тулий, в общем-то, смог удержать большинство из них в том секторе, в который его поставило начальство (хоть и получил знатно за тех, кто таки улизнул из под его бдительного контроля), но факт есть факт - крысы бегут с корабля. Потом, как по звонку и школьному расписанию - пошли проблемы с Кровавой Стаей. Они там что-то не поделили с остатками Синих Светил, но Ария приняла этих бродяг и её гвардия, вроде как, взяла над Синими шефство. А значит, отдавать их в лапы кроганам никто не собирался. Своих не бросаем - заявил Тулий и получил смачный плевок в лицо. Самый смак в том, что ответить-то затруднительно - ибо Ария четко и ясно сказала, в драку не ввязываться. Вот сучье отродье, ведь оставишь такое безнаказанным и тебя до конца жизни будут считать тряпкой.
В какой-то мере Магниум приказа ослушался - он всего лишь прострелил крогану ногу, а остальных отпустил с миром. Ох и влетело же ему тогда. За "непослушание". Но то ли Ария была в хорошем настроении, то ли навыки Тулия казались ей полезными, но свою должность турианец сохранил, отделавшись сломанным ребром и парой ссадин после встречи с биотикой Босса. Нет, все таки бешеная сука она бешеная сука и есть.
Единение с Синими Светилами многих "гвардейцев" Арии огорчало. Потому что гвардия брала качеством, а не количеством - и несогласованность в бою может послужить причиной смерти многих добротных бойцов. Этим синюшным теперь тоже надо было прикрывать спину, а сами они чувствовали себя уж слишком вольготно. Им-то понятно, хорошо, а Тулию теперь отряды переформировывать и заново людей распределять. В общем, пользы от Светил как от козла - молока. То есть абсолютный, полнейший ноль.
Вот с такими мыслями, стоял он на страже, пока в штаб не ворвался недавно приобретенный подопечный (который нашивку Светил, сволочь, так и не снял) с одуревшим лицом и не заорал во все горло: Убивают!
Ага, режут - подумал Тулий, но насторожился. - Выкладывай, что там у тебя.

Да, картина неутешительная. Отпустив беднягу, он кивнул Анто. - Собирай людей. Организуйте круговую оборону вокруг Загробной Жизни. Оцепите ближайший ход в жилые кварталы. Возможно, придется валить. Анто, узнай, сколько этих тупиц и кто с Затмением.
Отличное начало долбаного дня. Мало того, что Ария там беседует с какими-то неизвестными весьма странного вида, так еще и ситуация накаляется с каждой минутой. Тулия тревожило плохое предчувствие - то предчувствие, которое так знакомо солдатам, отправляющимся на свое последнее задание. Щас же, бросит он Босса, размечтались.
Ей бы не понравилось, если бы он ворвался в кабинет как тот паренек, поэтому Магниум приоткрыл дверь, просочился внутрь и чинно, словно на приеме у целой орды политиков, заявил: - Мадам, нам тут жопу рвут по всем фронтам. Какие будут указания?

Очередность постов: Ария, Максимус, Вельвет, ГМ.
Сейчас отписывается: Ария.

0

9

Она отстраняется, и улыбка, без того едва наметившаяся, стекает с Арии, стекает с губ, по подбородку, по шее вниз, комком болотной жижи застревая где-то под грудью. Не хочешь милости, девочка? Ну что же...
Ария встала, единым движением расправила плечи, приподняла подбородок и склонила голову набок… а потом сжала зубы так, что желваки обозначились.
Прощения?
- Может, мне и грехи тебе отпустить? - бросила резко, раздраженно, обернувшись. - Долги будут оплачены, так или иначе. О прощении будешь просить своего бога.
Ария дала отмашку в сторону экранов – на, любуйся. Afterlife, мать ее так.
Ария бы с большим удовольствием ободрала костяшки пальцев о его зубы. Да не один раз. Чертовы люди. Где они забыли супер-дружка с биотикой? Не по ту ли сторону баррикад?
Чертов «Цербер»! Призрак умудрялся оказываться в самом блядском эпицентре событий. Нет, серьезно, он и правда думает, что Омега настолько проста? Что он сможет ею управлять?
Идиот, идиот, идиот…
Ария выпустила воздух из легки и замерла, губами, кожей, нахмуренными бровями принимая Омегу.
Да. Здесь у каждого - своя волна. И Ария вплетала, Ария вплеталась - дыханием, подрагиванием пальцев, звуками голоса - в общую какофонию, туда, где от каждой второй улыбки разит гнилью, а от каждой четвертой слезы - проявителем. Вплетала до тех пор, пока ее песня, ария Арии не становилась главной, до тех пор, пока чужие мотивы не начинали быть такими же естественными, привычными, как тиканье антикварных с претензией на богемность часов на столе. И именно тогда, в тот самый момент, когда какофония всея Омеги становилась привычной, необходимой, как воздух - тогда Ария и видела четкий порядок в тщательно контролируемом хаосе станции.
В тот самый момент, когда Ария разрывается между болезненной зависимостью и такой же болезненной ненавистью к Омеге...
В тот самый момент, когда двое людей всем своим видом дают понять, что смиренно ждут своей участи...
В тот самый момент, когда бой набата почти оглушает шумом в ушах, и едва слышится ожидание указаний…
В тот самый момент…
Сейчас.
И закрутилось. Аллегро. Веселье в студию.
Дежа-вю, само мгновение, когда все вокруг кажется вязким, статичным, но таким знакомым – абсолютнейшая херь по сравнению с ощущением раскручивающейся пружины-времени. Уши закладывает на одну, две секунды, свет становится тусклее. Ария мелко шагает вперед, вдыхает глубоко и быстро и отпускает пружину.
В ушах – слабое «дзыньк». Под какое сопровождение сходишь с ума ты?
- Проверим запасы вазелина. – Ни намека на улыбку. Места для Арии – чуть, не первым пунктом по степени важности стоящее беспокойство за свою шкуру. Здесь, в этом гребанном «сейчас» -  Омега. Омега знает лучше.
А эти двое оказались не в то время и не в том месте. Или нет? Или да?
Почему бы и нет? Вот и отпущение. На пристальный взгляд – четыре секунды, на грубоватый смешок – еще три.
- Никто не уйдет с Омеги живым… Держишь палец на крючке и стреляешь туда же, куда и я – рассказываешь всем, в каких позах Ария вас прощала. Дергаешься – остаешься без чаевых. Пушки есть?
Прощение, да, да… Окажется и прощанием – если они откажутся. Когда они откажутся? Чтобы под ногами не мешались. Мешались? Когда, когда? Если? Когда?
Здесь должно было быть что-то пронзительное. Воздух из легких вышибающее – вот что здесь должно было быть. Но время, время…
Повозилась, настраивая экраны, матерясь сквозь зубы.
Могло быть хуже. Что-то успела. Что-то – нет. Была среди всего, внутри всего. Когда было иначе?
Когда-то было?
Чертов Призрак!
Ария дергалась, кривила губы, вызывала Патриарха. Патриарха. Патриарха. «Стая набирает обороты» - сказал когда-то в пространство, думая, что не слышит. Услышала, но не услышала. Когда это было? Когда, когда?!
Время!
Рубанула кулаком по столу. Анто.
- Гвардию сюда, первую и третью к парадному. Вторую – к черному. Раскидай снайперов Синих вокруг клуба, бери остальных сколько сможешь и пробивайся к докам. На, – кинула передатчик турианцу, - найди мне Патриарха.

+2

10

На мгновение Максимус увидел один из главных кошмаров своей жизни. Когда душа, судорожно расталкивая внутренности и заставляя кровь в жилах леденеть, спустилась вниз и уперлась в пятки. По спине побежали шепчущие слова на неведомом языке мурашки, и Магу на мгновение показалось, что он чувствует направленное, чтобы стрельнуть прямо в затылок, дуло чужого оружия. Рядом стояла Вельвет, и ее мужчина также ощущал, но не понимая при этом, что творится у нее в сознании. Даже не было времени посмотреть на ее лицо - перед глазами страх...
Сейчас Максимус видел перед собой одну из масок Королевы Омеги - самую простую и ужасную. Такую, что будоражит сознание многих людей, превращая их в простых смертных одним лишь мгновением, через страх. Тот самый момент, когда направлением своего взгляда азари способна убить. Мужчина ощущал внутри себя, за спиной Арии, в воздухе между охранниками что-то странное. Чувство, будто под утробные звуки тяжелых барабанов качается туда-сюда маятник, размышляя о судьбах людей. Вокруг стало безумно тихо, даже бит ночного клуба затих перед ритмичными ударами, заставляющими маятник качаться из стороны в сторону. Барабаны долбили по вискам, стучали в груди, били по шее, а маятник медленно парил над пропастью, между казнью в бездне и пощадой на земле. Висок горел, и с каждой сикундой дробь звучала все тревожнее и громче.
Ария, грозно выразившись, намекнула на прощение, но Маг понимал, что все не так просто. Что ее обозленность еще способна выскочить из груди и шметнуть разорванные биотикой остатки на стекло позади азари.
Незаметно Ария сменила свою грозную маску на какую-то иную - незнакомую. Задумчивую - она замедлилась также. Она замерла, нахмурив брови, затихла. Тот самый момент, когда ритм барабанов утихал, а колебания маятника становились настолько растянутыми, что казалось - остановилось время.
Царица перевела взгляд на Максимуса, принялась пристально высматривать его душу, забившуюся в пятки. Даже в это страшное мгновение Маг пытался изо всех сил держать себя в руках - его онемевшее от страха лицо хотело вернуться к своему прежнему состоянию. Дурак, ведь можно хотя бы опустить взгляд, - нет. Мужчина смотрел Арии прямо в глаза, и впитывал ее лишенное напряженной мысли внимание. Он уловил какое-то однообразие в направленности ее эмоции, какую-то наигрынность, смешанную с долей осмысленности. Возможно, она в потоке сознания вернулась к "этим двоим". И смешок, от которого Маг вздрогнул, а после - расслабился.
Ария прочла короткую инструкцию, и Максимус резко возвратился из мира с качающимся маятником и ударами барабанов в пресную реальность. Воздух буквально выпрыгивал издыханием из его легких, а оледенелая кровь принялась мягко вальсировать по телу, нагоняя былые ритмы.
- Пушки есть?..
Максимус нервно, почти истерично, улыбнулся. Из уст различных смертников, которые сумели вырваться из пещеры Арии живыми, он слышал о проверках и осмотрах, на которых риск умереть был не менее высоким, чем во время аудиенции с Царицей. И сейчас эта женщина, во власти которой информация даже о группе крови новоявленного посетителя спрашивает о наличии оружия?..
- Есть, - тихо проговорил Маг, удивляясь собственной возможности говорить - ведь еще секунду назад ему от страха стягивало кадык, - и даже более.

+1


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Afterlife | Загробная жизнь » Личный кабинет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC