Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Presidium | Президиум » Стоянка такси.


Стоянка такси.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

-

0

2

I can’t believe in you any longer,
I am stronger!
I can’t believe in you any longer,
I am stronger, stronger than you!

You are empty, you are guilty, you are dead -
Dead to me, and I’m never looking back.
I will leave you behind I’ve lost it,
Lost in time.

Переход от апартаментов №36.

Твою мать. Тво-о-ою ма-а-ать!
Лёгкие горят словно пробитые мехи - наливаются свинцом, грозясь вот-вот переполниться и разорваться ко всем чертям. Их нисколько не беспокоит ни задыхающийся от двадцатиминутного бега Мерсер, ни Шепард, тяжело дышащий где-то позади. Бежать - это единственное, что остаётся перебежчику и предателю. Как так вышло, что Зевс перестал быть лоялен? Вряд ли он сам способен дать ответ. Действия по наитию - вот она, визитная карточка берсерка.
Лёгкие горят. Здравствуй, пекло. Может, свалишь обратно в жопу?
Лазурь наливается кровью - чёрный дым рассекает океан. Алекс злится - и ему даже не нужен повод. Ему не нужна причина - его всего вбирает в себя истинная, ничем не замутнённая ярость. Изначальный гнев. Тварь, червём растущая внутри - и голос настойчиво ввинчивается слизнем в ухо: "убей их всех". Убей. Размажь и слижи кровь с ошмётками. Намотай внутренности на кулак с ухмылкой психопата. И Алекс вполне может это сделать - нужно лишь усилие. Всего лишь шаг до бездны. И он делает его...с радостью.
Время заключается в песочные часы - адепт не может объяснить, почему вокруг - серый камень. Белое и чёрное сливаются в причудливый коктейль, а потом серое тонет во тьме - незыблемой и первозданной. Серый - ребёнок от шлюхи, зовущийся "белым". И мрак - настоящий отец всего сущего. Какой миф не возьми - всё вышло из пустоты. Всё вышло из мрака. А потом мир заполонили сраные божки, притворяющиеся святошами. Прямо как Альянс. Мерсер злобно рычит. Утробно, словно голодный зверь. И ускоряется, перепрыгивая через чёртову скамейку, которая оказалась на пути. Мир - серый. Но чёрного в нём несравнимо больше.
Краем уха Алекс улавливает хриплый полу-стон. Он надеется, что этот звук издают не его лёгкие. А если его - их всегда можно вырезать и заменить. Правда, чуть позже. Чёртово тело, которое наконец нашло свой предел. Он останавливается у поворота - здесь заканчивается жилой квартал. И начинается торговый. Этакий перешеек в образе многоуровневой стоянки для аерокаров. И куда, чёрт тебя дери, дальше? Мысленно посоветовав Шепарду шевелить своими лаптями хотя бы чуточку быстрее, Зевс шагнул на свет.
Оперативник Цербера, налетевший на разведчика вовсе не был неожиданностью. На автомате, не слишком долго думая, он отправил незадачливого агента на встречу со стеной и не слушая короткий вскрик, вырвавшийся из глотки противника с характерным придыханием, отрубил ему башку. Короткий клинок сам лег ему в руку - словно бы он был создан для него. Словно бы они были единым целым и это железо стало продолжением руки. Хмыкнув, разведчик/фантом (в розыске, разумеется) прокрутил клинок в ладони и обратил внимание на ещё троих противников, застывших в недоумении чуть поодаль. Подходите, суки! Или...
И словно опережая действия беглеца, инструментоны этих недоумков "возопили" в один голосом. Голосом Ленга. Мерсер расплылся в мерзкой улыбке, щурясь - ему наконец таки не надо сдерживаться. И если всё закончится сегодня, здесь и сейчас - это будет весьма кстати! Но лазурь на этот раз не проиграет. Лазурь не утонет в ониксе, что бы ты там не говорил, сукин сын! Инструментоны вещают - поймать Мерсера. Живым. На допрос хотите отвезти? А вот хрен.
Прежде чем несчастные, попавшие в оборот сосунки умудряются достать оружие из кобуры, адепт разгоняется и сбивая ближайшего паренька с ног биотическим зарядом, всаживает второму лезвие клинка прямо в открытую шею. Третий успевает выхватить пистолет. Хорошая попытка, тварь. Пуля рассекает кожу щеки, проходя слишком близко - и кровь солёными каплями вырывается из тонкой полосы. Премию тебе, сука! За старания нужно награждать.
Биотика плещется в венах словно нимфа в болоте - температура импланта резко подскакивает вверх. Не до предела - железо с пластиком зудит ноющей болью где-то у стенок черепа, оповещая - мол, осторожнее мудак, или я тебе расплавлю мозги нахер! Спасибо за предупреждение. Обязательно им воспользуюсь. Когда-нибудь в другой жизни. Зевс шипит и резко дёргается - синеватое свечение отрывает незадачливому противнику в лёгкой броне обе руки. Что, уже не такой шустрый?
Контрольный выстрел последнему оставшемуся в живых - и сознание Мерсера полностью пожирает тьма. Лазурь срывается с цепи - море утопает в самом себе и буря опускается на дно океана. Всё меняется местами. Чёрное становится белым - чёрное мажет кровью. Адепт оборачивается на Шепарда - у него во взгляде безумие. В его взгляде отчаянное: "помоги мне".
Гражданский - в нём адепт видит угрозу. Прежде, чем жертва обстоятельств успевает заглянуть в глаза своему убийце - Алекс нажимает на курок. Тело безвольно оседает на пол. Где же ты, Ленг? Давай, падаль, тащи сюда свою задницу! От этих мыслей разведчика отрывает взрыв - пол трясётся под ногами. Уже недалеко.
Он втягивает воздух носом - шумно, словно гончая, почуявшая след. Мужчина убирает пистолет обратно в кобуру и протирает короткий клинок фантома - мертвецу некуда торопиться. Он ждёт. В запасе у трупа - целая вечность.

0

3

Ощущение того, что тебя преследуют, не отпускает ни на секунду. Он - лучший, по словам Зевса, оперативник "Цербера" - идёт по пятам. Наверное, он действительно хорош, если смог выследить их. Хотя, возможно, сам информатор совершил ошибку. Допустил, пусть и маленький просчёт, за который ухватилась его организация и вывела на него своего человека. Но ни времени, ни желания выяснять это не было – Шепард узнал, что было нужно, и сейчас у него (и, скорее всего, у его нового знакомого тоже) только один приоритет - как можно быстрее уходить отсюда. Поэтому и бежит сейчас позади перебежчика, который довольно-таки резво устремился вперёд, стоило им спуститься вниз по балкону.
Усталость? Нет, подгоняемый адреналином, он забыл про неё. И пусть грудная клетка вместе с лёгкими горит так сильно, что, казалось бы, внутри всё скоро поплавится, пока ноги несут дальше, он будет бежать. До тех самых пор, либо пока они не достигнут "Нормандии", либо пока не ввяжутся в бой, а тут уже либо сами убьют, либо убьют их, но второй исход Джона совершенно не устраивает.
Кругом гражданские. Жизнь бьёт ключом. Вообще, Цитадель больше всего напоминает Нью-Йорк - как и этот самый мегаполис на Земле, она никогда не спит, и жизнь здесь не затихает ни на секунду. Плохо ли это? С какой стороны посмотреть. Например, если не брать в расчёт бойцов "Цербера", которые так вовремя показались впереди, то всё это выглядит очень даже умиротворённо. Но эти ребята знают, как заставить обратить на себя внимание, так что вся картина в момент может в корне измениться, так как шестёркам Призрака ничего не стоит устроить бойню. Нельзя допустить. Ни в коем случае.
Страх при виде вооружённых до зубов головорезов, закованных в броню, раскрашенную в белое, чёрное, и жёлтое. Страх перерастает в панику. Паника застилает сознание, перекрывает кислород здравому смыслу, вкупе с хладнокровием. Плотной пеленой накрывает всю стоянку, заставляя неподготовленных к этому гражданских с криками бросаться в разные стороны. Медленно расползается по всему телу, пожирая абсолютно всё, вгрызаясь абсолютно во всё, сеет внутри всё новые и новые семена ужаса. Теперь каждый уголок во власти этой твари, а она всё растёт и растёт, крепчает и крепчает. Набирается сил. Чёртова паника – Шепард готов был поклясться, что сейчас это похоже на одурманивание Жнецов – среди всего царящего беспорядка отчётливо слышится её мерзкий шёпот. Шепчет, шепчет, подталкивает на необдуманные поступки, раз за разом заставляет делать ошибки, которые стоят кому-то жизни. Наверное, открывающаяся сейчас картина и называется хаосом.
Чувствовал ли Джон то же самое? Как человеку военному не в первый раз, конечно, да и догадаться можно было, что подосланный Призраком оперативник будет тут не один, но растеряться офицер растерялся, и за неимением ничего, кроме пистолета, поспешил укрыться за ближайшим автомобилем, прикрывая того, кого азиат, отдавая через инструментрон приказ взять живым, назвал Мерсером.
А Мерсер, тем временем, дарит смерть. Убивает. Рвёт на части. Бездумно, разве что не с закрытыми глазами. Рубит на куски, давит, ломает пополам – всё это в своё удовольствие. Сомнений не остаётся – он сумасшедший. Но сейчас он в тех же условиях, что и Спектр, а значит, что им до поры всё равно придётся держаться вместе. Снова его безумный взгляд, устремлённый на Шепарда. Снова глаза в глаза. Слишком разные. И слишком разное можно в них прочитать. Неизвестно, что сейчас видит Зевс, но в глазах информатора коммандеру отчётливо открывается просьба. Просьба о помощи. Но как? Как тебе помочь? Что нужно делать?
Взгляд падает на вышедшего из укрытия гражданского. Так невовремя, так некстати. И будь трижды проклят Мерсер, когда ему взбрело в голову поднять оружие на беззащитного человека.
- Не делай этого… - шепчет Джон в надежде, что агент одумается. Но нет, он не слышит. Целиком и полностью поглощён тем, в ком видит мнимую опасность. «Опусти пистолет» - мысленно просил Шепард, но всё тщетно, - Опусти пистолет, сукин ты сын!
Прогремел выстрел. Несчастный падает на колени, после чего грузно заваливается на бок. А убийца как ни в чём не бывало убирает оружие и ждёт. Наверняка, того, кто преследует их. Шепард же, стараясь не смотреть на жертву, без которой вполне можно было обойтись, с нескрываемой злобой направляет «Хищник» в сторону Мерсера. Плевать, что скоро здесь покажется третий участник этого представления. Перебежчик должен ответить за конкретно последнюю отнятую жизнь.

+1

4

музыкальное сопровождение: Daft Punk - C.L.U.

Ленга всё нет и нет. Что же, досадно. Звонко цокнув языком, разведчик убрал катану в ножны и обернулся на Капитана. Очень вовремя - безумец натыкается взглядом на неуверенно поднимающийся пистолет. Руки Спасителя Галактики - дрожат? Что могло так разозлить его или испугать? Сраный лицемер. Адепт усмехается и злобно сощурившись, изрекает:
- На наставляйте на меня оружие, Шепард.
Как же неудобно вышло - подумал бы любой другой оперативник, который пытается спасти свою шкуру после предательства. Мерсер же думал, что всё сложилось как нельзя кстати. Удачно. Положительно. Ярость внутри извивается как стриптизёрша у шеста. Наглая шлюшка.
Только чёртов фантом открыл Джону рабочее имя, которое не должно было всплыть наружу. А оно всплыло, и это может стать проблемой. Как дерьмо, поднимающееся из канализации к зеркальной речной глади. Ого! А ведь никогда не подумал бы раньше, что прозвище можно ассоциировать с дерьмом. Алекс Мерсер. Он же Зевс. Он же... А, к чертям! У него нет никакого иного имени. И не должно быть. Только то, которое ему дал Цербер и то, которое он выбрал себе сам. А что до Джока, так он давно сдох и кормит в земле червей.


- Это безумие, Мак-Манвери! - Джок в ответ бросает едва различимое "иди в жопу"; у него просто нет выбора. Если чистильщик не прикончит эту мразь сейчас, то цель останется недосягаемой в течение нескольких месяцев. И зачистка станет бесполезной. Политик был опасен - потому что он проганандировал ненависть к людям. И многие с этой пропагандой соглашались.
Точно поставленная задача всегда выполняется вовремя - и обоих Чистильщиков засылают "в тыл". Люди на Цитадели. Достаточно частое явление и на Манвери не обращают никакого внимания. До тех пор, пока в рядах Альянса не находится предатель. Кто-то сливает информацию - молниеносно. И обоих агентов берут в оборот.
Думал ли Джок, что может умереть так глупо? Думал, наверное. Только грохнуть ублюдка всё равно бы пришлось.


Свист ветра в ушах - чужие крики там же. Громкие, полные страданий. Где-то там и бывший напарник, в их рядах. Чем-то приходится жертвовать. С чем-то приходится расставаться. Верните Мерсера обратно в прошлое - и он примет точно такое же решение. Ни на миг не поддастся сомнениям. Он - не тот, кто будет жертвовать собой ради других. И Шепард, должно быть, это почувствовал. А безумные глаза охотно подтвердили его правоту.
Море становится красным – поднимается огромной волной, сливается с ураганом. Буря уже здесь. Ты чувствуешь - ветер поднимается? В лицо ударяют солёные, ледяные брызги. Океан поёт - хрипло, изгибаясь в бешеных конвульсиях. Благоразумие утопает где-то на самом дне, словно дверь, сорванная с петель – выломанная неведомой силой. Вол-ше-бный зве-рь, со вспоротым брюхом.
Голос орёт в голове – но уже не свой. Безжизненный, словно из него насильно высосали все эмоции. Властный – словно бы он уверен в своей правоте и готов предоставить неоспоримые аргументы. Оглушительно…громкий. 
Выдави себе глаза – наставляет он. И Алекс действительно тянется к лицу пальцами. Рука ныряет в подводные глубины – и приближение её кажется нестерпимо медленным - даже издевательски медленным. Безумно, бесконечно! Зверь непонимающе рычит. Зверь пытается остановить самого себя. И прежде чем ладонь цепляет глазницу – обхватывает безымянный палец зубами.
Кровь брызжет, оседая на внутренней стороне щек – но голос орёт. Заткнись, тварь. Заткнись!
Зубы вгрызаются в плоть, которая кажется как никогда… вкусной? Карминовая влага заливает язык. Сжать ещё раз и вопреки чужой настойчивости – резко дёрнуть руку вниз. Резко. Кровь хлещет – адепт брезгливо выплёвывает обрубок пальца в сторону. И поднимает на собеседника взгляд, полный животной ненависти.
Безумие. Торнадо. Красный океан встаёт дыбом.


- Шепард сейчас на Земле? - Алекс старается держать себя в руках. Не сорваться. По крайней мере до того момента, как Тейлор не начнёт говорить. В пальцах адепт прокручивает чужое глазное яблоко - чуть потрепанное, но всё ещё вполне пригодное - для особых ценителей и эстетов. Усмехается и не отрывая взгляда от пленника, отбрасывает бесполезный орган в сторону. Кажется, это действо причиняет Джейкобу даже большую боль, нежели процедура... Извлечения.
- Не знаю. - разведчик нависает над своей жертвой, склоняется мрачно - ему даже не нужно говорить - Тейлор понимает, что он сделает с ним, если тот продолжит молчать. Мерсер никогда не был милосердным. И перебежчик должен был это знать. Он должен был догадываться, какую беспринципную, аморальную мразь за ним отправят в погоню. Ну, дождался?


Море вздымается - Зевс не чувствует боли. Да что там, он даже себя не чувствует. И это распаляет ещё больше - руки и ноги как не свои, как не живые. Он рывком срывается с места в сторону - и пуля разрывается в стене за его спиной.  Имплант - что ему стоит раскалиться до предельных температур? Что ему стоит разогнаться даже в движении? Ни-че-го. Адепт с рычанием, достойным разъярённого медведя, срывает броском платформу, поддерживающую потолок, вынуждая Капитана отойти к середине площадки - подальше от глыб, падающих буквально на голову. Трещины идут по потолку, трещины идут по полу. Конструкция натужно скрипит и проваливается, словно песок под ногами. Джона, пожалуй, должно радовать то, что они падают вместе - скачок в пространстве и Алекс громко шипит, в полёте задевая рёбрами автомобиль. Был ли хруст? Нет, вроде нет.
Он едва успевает откатиться в сторону - сверху низвергается автокар. Вот так вот непроизвольно они спустились на площадку ниже.
Крики - услада! Радость. Безумие. Кричат гражданские - кому-то отсекло ногу. Ну а кому-то повезло больше - и раздавило их прямо в кабине машины - после того, как рухнул потолок. Ещё один взрыв, сотрясающий твердь под ногами - "Цербер" близко. Он наступает на пятки.
А голос орёт и воет, как Тейлор, которого резал адепт.
Господи, замолчи. Пожалуйста, замолчи.

+2

5

Спектакль не удался. Более того, провалился в пух и прах. Ничего удивительного, с таким актером как Мерсер сценарий приходится менять ежесекундно, не всем зрителям это приходится по вкусу.
Да, Ленг до сих пор считал адепта коллегой. У Алекса не было особого выбора, если он не возьмется за ум,  ему просто вправят мозги.
"Может я даже буду скучать по этим его выходкам..."
Жаль? Да, Ленгу было жаль. Немного. Один шут-психопат очень неплохо разбавлял серые будни оперативника Цербера. Теперь, видимо, придется искать другого.
Мерсер любезно представил Ленга капитану. Что ж, мило. "Лучший". Сам Кай Ленг себя таковым не считал. Даже ему доверяли не все, даже за ним следили десятки глаз и сотни объективов. И далеко не всегда он мог вычислить эту слежку. Лучший агент? Худший, возможно. Но хороший товар на витрине должен быть всегда. Пока что это "почетное" место занимал Кай Ленг.
"Насколько же крупную свинью ты планируешь мне подложить, Алекс? И видимо ты очень в ней уверен, раз говоришь так. "
Ленг не спешил. Он спокойно допускал, что не возьмет Мерсера сегодня. Это конечно было  бы очень нежелательным результатом, адепт мог снюхаться с Шепардом и наговорить ему еще больше лишнего. Тогда вопрос об уничтожении коммандера встанет острее. Лишние проблемы, лишние заморочки. Лучше было бы разораться со всем без промедления. Но необходимо было предусмотреть все варианты.
За свою репутацию Кай не переживал, собственно, она его никогда и не волновала, и была исключительно плодом деятельности Призрака и его информационной сети.  Возможно, проговорившийся сейчас Мерсер тоже был ее частью, следуя какому-нибудь давнему плану лидера Цербера. Кто по чьим правилам играет, кто в чьей ловушке - Ленгу это было не так важно. Пока ему вполне нравится его работа. Когда надоест? Нет, азиат не питал глупых иллюзий, что сможет отойди от дел Цербера или переметнуться. Но он что-нибудь придумает, выкарабкается.
А пока надо было не дать "выкарабкаться" Мерсеру. Увы, Алекс не воспользовался теми полутора процентами, что могли разрешить дело мирным путем. Ленг понял это задолго до того, как адепт начал творить свою биотическую магию.
- Жаль... - только и сказал Кай, опуская визоры. Уговаривать и убеждать кого-то азиат не собирался, тем более Алекса. Адепт обладал воистину бараньем упрямством.
Немного силы в барьер, главное правильно сгруппироваться, ведь Мерсер так любит швырять людей. Ленг ухмыльнулся, забавы ради начиная считать все те разы, когда Алекс отправлял его в свободный полет. Затем посчитал поломанные визоры. Несложные и быстрые подсчеты, и вот , наконец, заряд биотики любезно предлагает отлететь сквозь хрупкие двери к более прочной стене коридора. Удар смягчен, лицо закрыто руками, все в норме. Кроме непроглядной пыли и двух ускользающих в окно силуэтов. Визоры пришлись весьма вовремя...

Ленг не спешил с преследованием. Пара коротким команд по рации, и сбежавшим обеспечено веселье на ближайшие пару минут. Фантом по началу планировал разобраться со всем один, но не мог же он лишить бывшего коллегу хорошей встряски? Мерсер любит проблемы, а проблемы любят его.
Контролируя ситуация благодаря все тем же камерам внутреннего наблюдения, Кай Ленг не особо то спеша вышагивал по направлению к месту столкновения группы Цербера и преследуемых.  Стрельба и биотика, биотика и стрельба - райская песня для любого солдата, преследующая его в ночных кошмарах.  Давно знакомое безумие в глазах предателя, замешательство во взгляде капитана. Пытаются спастись, но каждый за себя. Хотя, Шепард может и кинется на выручку адепту, это вполне в духе "героя" нашего времени. Насчет второго Ленг не сомневался, тем более когда капитан так ненавязчиво взял Мерсера на прицел. Это Кай видел уже собственными глазами, остановившись в нескольких метрах от представления. Видимо причиной внезапного решения капитана являлся вон тот труп гражданского.
"Надеюсь, этот псих не хватанет пулю..."
Да, на какое-то мгновение Ленг даже подумал на всякий случай вырубить самого Шепарда. Мало ли, грохнет случайно Мерсера, Призрак будет недоволен. Но , судя по всему, рассудок капитана не мог вынести такой концентрации безумия, заразного безумия Алекса.
Выкрутился. Громко, с чувством, с толком, но выкрутился. Часть парковки проваливается, Кай Ленг прыгает следом. наконец появляясь  в поле зрения обоих.
- Наигрался?

+1

6

Безумие Мерсера и смятение Шепарда. Красное и чёрное. Яркое марево, застлавшее глаза стоящего напротив психопата и туман, так стремительно, предательски закрадывающийся в душу бывалого офицера. Хочется ли ему делать это? Хочется ли убивать Зевса, пролившего свет на всё, что творится в его (и его ли уже?) организации? Как это ни странно - да. Да, хочется. Праведный гнев внутри слишком силён - настолько, что дрожащая рука замирает с пистолетом, наведённым точно на Мерсера. Хочется наплевать на перебежчика и точным выстрелом пробить ему голову. К чёрту все сомнения - только что он убил человека, никак не причастного к тому, что происходит. Он ведь не был ни в чём виноват. А ты давай, скажи, что он просто оказался не в то время не в том месте! Нет? Тогда какого хрена ты творишь? Твоё безумие слишком дорого обходится гражданским, и ты просто обязан за это ответить.
Снова эта ухмылка, сменяемая недобрым прищуром. Тебе это нравится? Конечно нравится, это было видно. Видно и сейчас. И это совсем не нормально. Точно так же, как и то, что Джон до сих не вышиб тебе мозги. Да, коммандер зол - это читаемо так же легко, как и твоё душевное состояние, но где-то внутри ему ещё жаль тебя. Именно! Тебя, ублюдка, жаль!
- А почему бы и нет? Ты же без проблем стреляешь в беззащитных людей... - прошипел Джон, для верности обхватив оружие второй рукой. Правильно ли он поступит, пристрелив Зевса? Вне всяких сомнений - адепт опасен, и, возможно, закончив с этим сейчас, он в будущем спасёт не одну жизнь. Что думаешь, Мерсер? Неужто это того не стоит? По-твоему - нет, но у Спектра свои соображения на этот счёт, и выражаются они так, как выражаются.
Что он делает? Как это понимать? Шепард напрягся, когда рука информатора потянулась к лицу - что бы ни сулили его действия, они явно не несут собой ничего хорошего. В этом Джон уже успел убедиться.
Почему офицер не дрогнул, когда Мерсер откусил половину ногтевой фаланги своего пальца? Означает ли это невозмутимость Спектра, видавшего нечто и похуже, чем занимающийся истязанием самого себя психопат? Нет, вовсе нет, как бы ни хотелось. Тогда почему? Да потому, что потрясение увиденным целиком и полностью сковало Шепарда. С каждой секундой цепенея всё больше и больше, он только и мог, что с удивлением смотреть, как агент отгрызает кусок пальца и тут же сплёвывает на пол. Кровью.
Тут уже и азиат подоспел. Однако сейчас куда важнее держать в поле зрения безумца, нежели отвлекаться на верного пса лидера «Цербера», тем более что тот совершенно не спешил. Странно, учитывая то, что совсем недавно он отдавал приказ брать Мерсера живьём.
Зевс же окончательно превратился в животное. Именно животная ненависть читается в его глазах, когда он посмотрел на Джона. Теперь он человек только внешне. Внутри него сидит зверь, который готов в любую секунду вырваться наружу. Понимая это, Спектр приготовился стрелять.
- Стой, где стоишь… - снова шепчет он, осознавая всю тщетность его попыток успокоить разбушевавшегося монстра. Господи, если тебе не удалось сделать это раньше, неужели ты думаешь, что сможешь сейчас? Теперь одними словами дело не решишь. Выстрелом – вполне возможно.
Пуля проходит в паре сантиметров от уха озлобленного агента и врезается в стену. Быстр засранец! Но прежде чем офицер успевает выстрелить снова, информатор сносит опору, тем самым обрушая потолок. В это же самое время пошёл трещинами пол. Плохо дело. Очень плохо, потому что Шепард не успевает отпрыгнуть в сторону, и низвергается на уровень ниже. И только что он больно ударился затылком, а ещё через пару секунд как можно быстрее перекатился в сторону, дабы не быть раздавленным падающим сверху автомобилем. Сильная головная боль, отдающаяся такими внутренними локальными взрывами; приглушённые звоном в ушах крики… Будь ты проклят, Мерсер!
Оклемавшись, он видит на расстоянии метров десяти самого виновника сего беспорядка, и чуть ближе – прыгнувшего следом посланного Призраком оперативника. Не подвергая сомнениям то, что грядёт большая заварушка (в подтверждение этому прогремел взрыв, после которого послышались громкие крики солдат), Спектр нашёл среди обломков свой пистолет и попытался подняться на ноги.

+1

7

Склад №4

Нагнав группу, Чизу не успела спрятаться, дабы не спалиться перед их весьма суровым командиром, за что огребла по ушам и была отдана двум бравым солдатам, дабы не мешалась под ногами, как маленькая лохматая болонка, требующая пожрать. А жрать захотелось, с перепугу же что-нибудь сожрать - святое дело. И только когда сердце перестало биться в ушах, ребёнок ощутил боль - да, она сильно прикусила и язык, и щёку - до крови, да ещё подбородок разбила. Проклятые летающие оперативники! И кидающиеся ими женщины. Что за век!..
- Что за...?
Глаза Крысы стали больше её самой, о! этот неловкий момент, когда глаза вытягиваются вперед в удивлении и желании посмотреть шокирующее поближе. Нет, Чизу определённо не это надеялась и увидеть, и услышать - не крики людей, не их стоны боли, не текущие в никуда ручейки крови, не оторванные части тела, не обвалившуюся, мать вашу, парковку! И Мерсер в её середине, в середине хаоса, разрушений и трупов - Король! Король - человек, который готов идти по головам ещё живых трупов, не имея при этом цели, не видя той цели, к которой стремиться, блуждая в алом тумане и вязком болоте. Мы не знаем, что видят перед собой другие шокированные оперативники, а может они и вовсе уже привыкли к таким дебошам со стороны Алекса, но Чизу сейчас перед собой видела ни что иное, как ад. Эта злая шутка воображения после увиденного - ребёнок никогда не видел столько смертей разом, столько мертвых тел и крови. И сейчас оно, это воображение, пыталось обрисовать все соответствующе детскому представлению, и Мерсер был сейчас в её понятии - трупом, мертвой душой, завладевшая телом и пытающая найти покой - завершить дело, которое когда-то не успела сделать. Довольно резко Чизу стало до боли обидно, что настоящего Мерсера, возможно, она никогда не знала и не узнает.
Ребёнок видит ещё двоих: один из них, определённо, Шепард, и он держит пушку. Кай Ленга она знала, как доброго дядю, которому все до лампочки, как и она сама, как и Алекс в общем, но только не Призрак. И если сказано, взять безумца живым - он в коробку сложится, кости себе переломает, но доставит живого церберовца Призраку. И Шепард. Человек, о котором на Омеге говорили много, чаще с ненавистью и одновременным восторгом и непониманием. Спаситель Цитадели, спаситель галактики в общем, который в то же время пожертвовал тысячами жизней живых существ. Сейчас этот человек навел прицел на Мерсера, словно снова собираясь спасать галактику. Тысячи жизни за миллионы. Одна жизнь ради сотен. Но все в сознании Чизу было неправильным - в её понимании взрослые всегда пытались остановить и указать, приказать идти по определённому пути, в определённом направлении, но никогда не пытались взять за руку и повести с собой. Лишь болтали, стоя в стороне, и указывая сапёру, куда ступать, чтобы не нарваться на мину. Крыса сама знала, как тяжело следовать советам, даже если они сулили радугу и единорога в будущем. И определённо сейчас, определённо снова Шепард собирался указать Мерсеру, куда идти - на тот свет, конечно же, окончательно превратив последнего в монстра, в чудовище, которое разрушило половину Цитадели и забрало с собой тысячи жизней (факты всегда "растут" при народном творчестве), а Шепард, умничка такой, его остановил ловким выстрелом в лоб. Он опять спас, он снова и снова герой.
Восхищение спасителем медленно, под воздействием мыслей, превращалось в презрение. Вязкое омерзение к этому человеку прокрадывалось в сердце. Она думает, что знает иной путь. Что всегда знала другой путь, по которому все бы завершилось по-другому, но при этом она всегда отсиживалсь в щели, но что важно - она это в полной мере понимала и осознавала, что сейчас пора высунуть нос из тени, несмотря на то, что это может оказаться крайне плохой затеей, но только для неё одной. Хотя, господа, сказать вам по правде: как это приятно понимать, что значимость твоей жизни не столь велика, чтобы за неё трястись, чтобы бояться что-то потерять.
Она и ещё двадцать человек впереди неё, вооруженные до зубов, с сильным биотическим потенциалом и готовые умереть здесь и сейчас, ведь перед ними - сумасшедший малый, готовый не просто рвать и метать, готовый жрать самого себя по кусочкам, как оголодавший шакал. Она видит своим соколиным зрением, как зуб на зуб не попадает у этих бравых ребят, как трясутся, еле заметно, но трясутся руки, ну а что Чизу? Про Чизу забыли, Чизу это любила, но не в данный момент. Нет, определённо, этой дури она нахваталась у самых отпетых церберевцев.
- Мерсер! - выкрикнула она со злостью, вылетая из группы оперативников, которые, вновь охваченные непониманием поведения ребёнка, не успевают её схватить, связать и куда-нибудь деть, дабы не мешалась. Маленькая болонка, требующая жрать. - Мерсер, пулей отсюда! - продолжает кричать она. Чего она хочет этим добиться? Чтобы он послушался её и свалил к чертям от своих же, от Шепарда и остальных? Или чтобы просто остановился, одумался? У кого-то завышенное самомнение. Кинуть камнем? Не долетит. Добежать, в надежде успеть до того, как он размажет её по стене биотикой, дабы дать оплеух, удержать до момента, когда его, несомненно, кипящая голова поостынет? Ответ утвердительный. Да! Безумие - оно заразно, оно - то, что дано природой, естественный наркотик. Глупости совершать приятно, приятно делать из ряда вон выходящее, когда так делают все.
Она быстрая. Крыса - она быстрая, она успеет, обязательно успеет сесть сверху на безумца и заехать ему по морде так, как мечтает уже давно, с самой первой их встречи; дать так, чтобы и неупокоённый дух, и дух самого придурка вылетели из тела метров на пять. Маленький чудик все-таки умудряется запрыгнуть на почти вставшего Мерсера и, собрав все свои силы в одной руке, с размаху ударить мужчину по челюсти. Эпично и по-героически, вот ещё бы она крикнула "Мерсер, очнись!", но вместо этому было суждено вырваться простому и тихому писку "- Блядь". И вот теперь можно поговорить, кому было больнее - Чизу, или получившему по морде Мерсеру.
Самоубийственная миссия завершена.

+2

8

Убей их всех, Мерсер. Давай, давай. Убей их всех.

Адепт оглушительно смеется и смех этот глухим рокотом разносится по полу-разрушенной стоянке. Электричество щелкает, шипит - оно шипит, мать вашу! Как недобитая змея, которую рубят и рубят. Рубят и ру-убят. Медленно, на куски. Со вкусом, можно сказать. Или нельзя? А почему нельзя, собственно. 
Кстати, о кусках дерьма. Смех смолкает резко - словно бы кто-то "сверху" разом снес громкость на ноль. Мерсер облизывает губы, поднимая полностью безумный взгляд на темную фигуру. Он щурится, потому что чертово электричество мигает слишком ярко и прервав поток сквернословия в голове, замечает: - Нет. Видишь, я только начал. Будь так добр, отойди, я хочу умыться кровью этого ублюдка.
Приподнимается на локтях, задевая какую-то балку тем, что осталось от пальца. К шипению разбитых вдребезги ламп прибавляется шипение адепта. Боль проникает в сознание как игла от использованного шприца - впрыскивает наркотик или крысиный яд, едва ли усмиряя безумие. Скорее, лишь распаляя его. Голубые глаза мутнеют с каждой минутой - здравствуй, милосердие психопата.

Он ходит среди темноты, рассекая тьму. Она стекает сквозь пальцы, стоит поднять их поближе к лицу, силясь разглядеть - то ли смысл, то ли цель, то ли ещё какую-нибудь бесполезную дрянь, не имеющую для Мерсера совершенно никакого значения. Он ходит - такое чувство, что по кругу. И взрывы слышатся издалека - отдаются эхом, словно отголоски прошлого из другого мира.
Человеку, забывшему голос матери и укоризненный взгляд отца - трудно быть хорошим. Невозможно быть хорошим - и это Алекса вполне устраивает. Он не знает участи лучше. Или хуже? Темное и белое сплетается воедино, кровавый ветер поднимает волны, но шторм беззвучен. Это потому, что фантом уже мертв?

Хладные трупы умеют мыслить - в этом весь Мерсер.
Тело саднит, но он поднимается - или поднимается не он, а то, что горит черным пламенем возмездия в его душе. Существо, предназначенное лишь для того, чтобы убивать. Глаза темнеют, гаснут - как умирающая звезда, как херова умирающая жизнь на границах вселенной. Жив или мертв. Жив или все таки мертв?
Что-то среднее - с бледной, словно у самой смерти, кожей. Что-то среднее с голубыми глазами, в которых плещется животная ярость. Что-то бесконечно "древнее", не реагирующее на опасность, что стоит за спиной. Будь Алекс разумен, он бы предпочел для начала убедиться, что Ленг не полезет.
Впрочем, он действительно не полезет - тех эманаций зла, которые исходили от разведчика, расходились волнами, вполне достаточно, чтобы напугать любого - даже элитного, опытного бойца.
Убийца громко клацнул зубами - сгорбившись, злобно разглядывая капитана. Так клацают зубами хищники, предчувствуя скорую трапезу, подходя осторожно к умирающей жертве. Хищникам не нужна стая, но и свобода не нужна. Только ужас в остекленевших глазах.
Идеальное оружие? Нет. Худшее оружие, которое только можно вообразить. Смертоносное для любого, кто неосторожно приблизится. Тварь, вышедшая из глубин бездны. Эй, Джок. Давай сыграем в прятки?

И всё бы хорошо, и все бы замечательно. И возможно, он нарвался бы на пулю, поддавшись ненависти и животному голоду. Возможно, он бы сглупил, как сглупил бы любой псих, жаждущий крови. Воз-мо-жно.
Кто-то забыл поставить у входа табличку - "детям вход запрещен"?
От повторного падения на пол - чуть ли не сыпятся искры из глаз. - Сука. - хрипит он сквозь тьму, застилающую взор и пытается сосредоточиться - черное борется с голубым. Красное стоит в стороне. Черное неумолимо побеждает.
"Мерсер." - отдается в мозгу эхом. Таким эхом, словно бы голова была гробницей, а сам адепт лежал в холодном, каменном саркофаге. Господи, откуда взялась эта боль.
"Мерсер." - повторяет эхо и тьма расступается, подавляя шторм. Он неохотно приоткрывает глаза, чтобы взглянуть на умалишенного, решившего покончить жизнь самоубийством.
Какая же ты жалкая, мелкая девка. Разведчик усмехается, прихватывая её здоровой рукой за шиворот и подтягивая к себе, спокойно замечает "недавней знакомой" в ухо: - Меня зовут Джок.

За какие-то секунды ему нужно успеть сделать сразу несколько вещей, а церберовцы не будут ждать. Ещё примерно минуту они будут справляться с параличем на почве полной просрации, а вот Ленг может стать проблемой - его ненавистью не удивишь. Ему, кажется, даже нравится эта игра.
Алекс подминает девчонку под себя и перекатывается подальше от фантома - встает на ноги и прекрасно зная, что не успевает, швыряет в него заряд. Уклонится ведь, с-сука.
Закинуть Чиз за аэрокар не составляет никакого труда. Она легкая, словно перышкко. Гм. Пожалуй, он так и будет её называть - Перышко. Легкая, невесомая. Неуклюжая, правда, да и плоскогрудая по самое не хочу, но с этим ничего не сделаешь. Или сделаешь, но накачивать её всякими препаратами нет ни желания, ни возможности - велика вероятность того, что отсюда они не выберутся. Вот блять, занесло же эту мелкотню на стоянку.
- Машину заводи, самоубийца!

Мерсер не хотел объяснять самому себе собственное поведение. Не хотел он признавать и того, что назвался Джоком - уж лучше бы согласился на козла. Не знал он и того, почему безумие отступило практически без боя.
Но это не имело значения - по крайней мере до тех пор, пока вокруг была эта дерьмовая обстановка. Действительно дерьмовая. А девчонку грохнут, если поймают - за пособничество беглецам и в пример иным агентам, страдающим приступами милосердия. Твою мать.
Разведчик обратил свой взор на Шепарда и пока Кай занимался своим излюбленным балетом на обломках автомобилей, швыранул Капитана в один из смежных проходов. Имплант. Имплант опасно раскаляется в голове, но срать Зевс хотел на это - он обваливает потолок, отрезая "спасителю всех и вся" дорогу на стоянку. Беги, святоша - у тебя есть фора.

Залезать в аэрокар, одновременно откидывая Перышко на заднее сидение и пытаясь включить зажигание - то еще удовольствие. И пуля, пробивающая стекло, впивается в плечо. Но это тоже значения не имеет - до тех пор, пока в глазах не начнет темнеть от потери крови.

Переход к нижнему ярусу.

+1

9

"Он никогда не наиграется."
Очевиднейший факт, но Ленг все же задал этот глупый вопрос. Мерсер, Мерсер...интересно, у него хоть иногда случается просветление сознания? Или как там это по научному. Хоть иногда он осознает свои действия с позиции нормального, здорового человека? Совесть там, вина? Да даже просто факт - "я убил левого человека".  Кому какая разница? Что станет с этим безумцем дальше?
"Призрак играет с огнем. На его месте я бы убил тебя, Алекс. Наверное..."
Такие люди нужны их организации, бесспорно. Безбашенные смертники, лишенные логики и здравого смысла. Но им нужен крепкий ошейник, короткий поводок и кнопка самоуничтожения. На всякий случай. После тех двух злосчастных миссий Ленг считал себя ошейником. Очевидно плохо справившись с этой задачей, сейчас его повысили до звания "поводка".  Если он не справится ? Не сейчас, в будущем, возможно не столь отдаленном. Да, тогда он станет "кнопкой". Пусковым крючком, запускающим механизм смерти Мерсера. Возможно, Ленг всегда им был. Возможно, механизм уже давно запущен.
Презабавно вел себя капитан, кстати. Явно непривыкший к перепадам настроения Зевса, он видимо до сих пор пребывал в замешательстве. Враг-союзник, а чего вы ожидали от психа?
Но тут...тут случился ребенок. Это залет, господа. Едва ей стоило появиться в этом хаосе, как Ленг тут же посчитал миссию завершенной. Маленькая девочка, мечущаяся в поисках уборной по базе Цербера. Кай не припоминал ее имени, просто "ребенок". Ладно, Ребенок с большой буквы, за такой героический поступок как напрыгивание на Мерсера заслужила.
"Вот и конец"
Дальше все было понятно даже ослу. Шепард никогда не выстрелит в ребенка. А солдаты Цербера, видимо тоже не имеющие иммунитета к влиянию психов вроде Мерсера, пребывают в небольшом шоке.
"Идиоты..." на ходу сообразил Ленг, уже несясь к Мерсеру. Ибо ускользает рыбка, неуклюже, но ускользает. Только никто почему-то этого не видит. Ритуальная вслепую брошенная Мерсером биотика пролетает где-то рядом с левым плечом,  передает шипящий привет и летит дальше. 
Завышенной самооценкой Ленг не обладал, прекрасно понимая, что не добежит до места, и уж тем более не догонит аэрокар. Так что, выхватывая пистолет, фантом присел на колено - удобное положение сейчас важнее расстояния . Прицелиться. Идеальная позиция для выстрела прямо в бледный лоб Мерсера. Или глаз. Но пока рано. Кай Ленг выбирает плечо, отправляя одну, единственно точную пулю. Беги, Мерсер, беги.
Но разве ж разведчик уйдет без прощального подарочка? Как всегда ничего оригинального, потолок снова обваливается.
"Интересно, Шепард там жив?"
Проверять Ленг не стал, более озабоченный собственным выживанием и безопасностью. Хотя было бы неплохо не лишать человечества героя. 
Пришлось попрыгать по развалинам, добираясь до функционирующего аэрокара, способного покинуть стоянку. Мерсер должен был отключиться с минуты на минуту, а отдавать кому-либо свой трофей Ленг не собирался.
Выруливая со стоянки, фатом думал, где бы раздобыть конфету для так вовремя подвернувшегося ребенка.
Нижний ярус

Отредактировано Kai Leng (2012-06-22 19:15:29)

0

10

Начало игры.
Какого хрена я вообще тут делаю?
Сайлар вел арендованный аэрокар вдоль магистрали, поглядывая на пролетающие мимо фасады и фонтаны. После Омеги все вокруг казалось слишком… чистым что ли. Аккуратные белые формы станции, обрамленные зеленью и чистыми тротуарами, отдавали толикой сюрреализма. Как будто бездарный художник решил нарисовать картину утопии, имея под рукой лишь пару цветов. Даже на Палавене все было не так вычурно. Черт, нашел время думать на отвлеченные темы, дубина! Это состояние прострации уже было скорее правилом, чем исключением. Толи турианец просто устал, толи его мозги, не занятые привычной работой, тратили свой ресурс куда придется. Надо было отучать себя от этой привычки. Айрон удрученно покачал головой, вызвав информацию о своем банковском счете.
Последние две недели он провел в поисках хоть какой-то достойной работы. Но казалось, что кроме дешевой рабочей силы, на цитадели никто и не нужен. А кошелек тем временем абсолютно опустел. Долбанные бюрократы так задолбали на таможне, что волей неволей пришлось искать и платить нужным лицам, чтобы протащить «регулус» на станцию. Стоило это, конечно, бешеных бабок и нервов, но оставить броню Сайлар не мог. Без неё Шерик чувствовал себя неуютно – свежи были в памяти последние события на Омеге. Но, черт возьми, это было круто. В одночасье инженеру удалось полностью испытать свое детище в живом бою на полную выкладку. Результаты поражали.
Улыбнувшись своим мыслям, турианец повел машину на снижение, садясь на автостоянку недалеко от президиума. Айрон настолько отчаялся найти деньги или хоть как-то свалить с цитадели, найдя себе занятие, что решил днем направиться в турианское посольство. Ох как неохотно для себя он принял это решение, но ничего поделать было нельзя. Однако, часы приема начинались еще очень не скоро, поэтому, припарковавшись, Сайлар откинул спинку сиденья и устало прикрыл веки. Ох, как же чертовски захотелось отдохнуть. Он и забыл, когда последний раз спал, сон бодро схватил свою добычу и утащил в пучину небытия. Кажется, ему снился рай.
Досмотреть сон, зараза, ему не дали. Машину, припаркованную ближе к центру стоянки, изрядно затрясло. Казалось, будто где-то внизу грохотнула бомба. Дико матерясь, Шерик откинул верх, и выглянул наружу. Картина выходила забавная. Во-первых: огромная дырень в полу, диаметром не меньше двух-трех метров. Причем, судя по тому, как закряхтел потолок, да и память подсказывала, на месте этого безобразия находилась несущая колонна. Отсутствие сей детали делало прочность здания весьма сомнительной. Во-вторых: две детины в неплохих спецованных бронниках с «защитниками» наперевес. Причем свои игрушки они незамедлительно наставили в сторону турианца, с громким матом возникшего из недр кара.
- Что за ёб… - даже договорить фразу эти ребятки решительно отказались, открыв огонь из своих пукалок. О времена, о нравы… Даже выругаться спокойно не дают, ну что за гуманоиды пошли. Отдав себя на доли секунды возвышенным мыслям, Сайлар, по-прежнему стараясь подавить противника тонной истошных ругательств, выпрыгнул из железки, браво изрешеченной солдафонами, волоча за собой массивный красный кусок железа, отдаленно напоминающий кейс. Все-таки привычка постоянно таскать «регулус» с собой, хоть и была изрядно утомительной, себя оправдала.
- Активация! – кажется, Шерика пробил озноб. До него только сейчас дошло, что если бы хоть одна пуля угодила в цель, то без брони пришел бы каюк. Но вместе с этим пришла злость. Ну суки… ну держитесь!
- Активация… Синхронизация с носителем – успешно, - слух приласкал мягкий женский голос. Сайлар поставил программу, которая определяя состояние пилота, выставляла наиболее подходящий голос и интонации программе консоли. Видимо сейчас ВИИ считал, что Айрону надо успокоиться. Черта с два! Я собираюсь хорошенько надавать люлей этим выскочкам!
Механический кейс развалился на две части, в одну из которых турианец сунул руки, а во вторую встал ногами. Теперь, облачившись, он чувствовал себя уверенней. Включить маскировку. Повинуясь мысленной команде, генератор поля «солярис» активировался. А ребятки то успокоились, перестав палить, перезарядились и начали ждать. Обойдя обоих сзади, Сайлар прицелился и отвесил смачного пинка одному из людей, отправив в эффектный полет. Боольно наверное… Вот мне бы понравился пендель с силой крогана по пятой точке, да еще и закованной в сталь ногой? Думаю… нет. Размышляя об этом, Шерик, повинуясь направляющему его движения ВИИ, вырубил второго коммандос  сильным ударом локтя, перехватив оружие из обмякшего тела. Четыре секунды – два спящих крепким сном бугая. Растем, однако. Квиты…ребятки. Подойдя ко второй тушке, хорошенько впечатавшейся лбом в бампер дырявого аэрокара, Айрон подобрал вторую винтовку, и осмотрел пациента на предмет термозарядов. Негусто…
Закрепив за спиной вторую винтовку - авось пригодится, турианец огляделся, поглядывая на данные сканеров. Все чисто. А вот теперь осмотримся, что тут к чему? Дойдя до края, Шерик не успел посмотреть вниз, а с диким грохотом и красноречивыми выражениями провалился вниз вместе с полом, скрежеща броней угодив под завал. Твою мать, ну кто ж устраивает такую веселуху? Повреждения: минимум. Расход батареи: 4%. Панель, которую проецировали встроенные в глаз импланты, стабильно выдавала данные. Хорошо, что хоть суфлер молчит – инженер покопался в настройках и свел использование голосовой панели до минимума.
Тряска улеглась… Сайлар слегка пошевелил пальцами, проверяя показатели мед сканеров брони, которые утверждали, что с пилотом все впорядке. Вроде… сшивать не нужно. Ай бля… В спине все-таки стрельнуло, сканер заметил – показал небольшой ушиб. Ладно, пора трепыхаться, мы ведь сдохнуть не хотим, верно? «Ты прекрасен, спору нет... Суну-ка твой труп в пакет.» Вспомнится ведь фраза, вовремя…
Напрягая до максимума все ресурсы «регулуса», Сайлар потихоньку двигался, стараясь вылезти из крупных обломков и щебня. Но тут заверещали сканеры. Твою мать, да у меня брат по несчастью! Немного расшевелив камни, турианец нащупал чье-то тело, кажется, это была нога. Статус индивида: жив. Хех… еще б не жив, вон как ножкой задрыгал. Усмехнувшись, Айрон разгреб свободной рукой завал, выныривая из камней. Приподняв здоровенную плиту, инженер выудил из завала и второго везунчика, слегка откинув его назад – подальше от вновь зашевелившегося месива.
-Физическая перегрузка, расход батарей: 20%, - слова компьютера были просто проигнорированы. Твою маать… Джон Шепард. Эту личность знали чуть ли не все в галактике. Даже Сайлар, не особо запоминающий лица и не особо волнующийся событиями в галактике, знал этого человека в лицо. Мдаа, ты либо нарвался на большой куш либо на большие проблемы, приятель. Ладно, все потом, надо дейвствовать.
-Стоять можешь?, - турианец бросил вторую винтовку капитану, - зови меня Айрон и давай зададим трепку этим молокососам. Они ведь не твои приятели, верно?

Отредактировано Sailar (2012-07-24 09:34:24)

+1

11

Ну же, давай, сволочь… Сделай ещё шаг. К чёрту всё, ты же всё равно не хочешь никого слышать. Даже себя. Тебе же так хочется подобраться как можно ближе. Тебе же так хочется по-своему разобраться с этим чёртовым Спектром. Тебе не нравится, когда в твою сторону смотрит дуло пистолета, а этот наглец поймал тебя на прицел. Ты же не оставишь это просто так? Ну так давай, шагни вперёд! Либо убей, либо падай замертво с насквозь пробитой головой! Именно так, потому что в этот раз Шепард точно не промахнётся. Он просто не может позволить себе это – особенно сейчас, когда прямо на него смотрит зверь.  Разъярённый зверь, в данный момент лелеющий внутри себя злобу именно к капитану Нормандии. Один, мать его, шаг…
Но нет, сейчас Джон не выстрелит. Ни за что. Иначе заденет ребёнка, так невовремя запрыгнувшего на спину беснующегося Мерсера. Чувствуя, как к горлу подступает ком, Шепард, не опуская пистолет, просто наблюдает. Наблюдает за тем, как Зевс, небрежно бросив в «лучшего оперативника» сгусток биотики, закидывает девчонку в транспорт. За тем, как заряд пролетает мимо азиата, который уже на всех парах мчится в сторону беглецов, но останавливается, чтобы выстрелить. За тем, как…
Люди умеют летать. Безо всяких там космических кораблей, и прочего. Они сами, сами могут. Правда, полёт их длится недолго. Икар доказал это, и пальцев всего населения Земли и Цитадели вместе взятых не хватит, чтобы пересчитать тех, кто последовал за ним.
Мощный удар, от которого грудную клетку кумулятивным снарядом прожигает боль, и спирает дыхание. То самое ощущение, когда ноги отрываются от земли, и ты понимаешь, что летишь, но не понимаешь, куда именно. Всё это Спектр чувствовал уже не раз, но быть готовым к такому ну никак нельзя. Как и к тому, что после казавшегося бесконечностью полёта можно зацепиться обо что-то плечом, и быть погребённым под обломками вновь обваливающегося потолка.
Что дальше? Темнота. Чёрная, всепоглощающая, ненасытная темнота, в которую ты и угодил. Самое чрево пустоты. Кто-то утверждает, что она неощутима. Это ошибка. Холод. Адский холод, пробирающий до костей, неуёмной дрожью прошибающий тело насквозь. Но нужно согреться. Во что бы то ни стало найти малейшую искру, которая даст сил встать и идти дальше. Это ведь ещё не конец? Это не может закончиться так просто…
Первое, что он увидел – размытый силуэт на фоне столь же размытых черт архитектуры Цитадели. Уже чуть позже фокус приходит в норму, и в очертании Шепард видит незнакомого турианца, протягивающего офицеру руку. Плечо вновь пронзает острый клинок боли, но Джон, стиснув зубы, с помощью закованного в броню помощника всё же поднимается на ноги, которые еле держат попавшего в переделку Спектра – спасибо большое, Мерсер, ты хорошо постарался.
В ответ турианцу летит короткое «спасибо», но он, наверное, догадается, что за этим скрывается настоящая благодарность за спасение из под завалов, явившихся результатом разгрома, учинённого «Цербером». Приняв из его рук винтовку, Шепард кивнул новоиспечённому «брату по оружию», сигнализируя о готовности биться.

Прошу простить за такое опоздание.

+2


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Presidium | Президиум » Стоянка такси.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC