Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Presidium | Президиум » Нижний ярус [2].


Нижний ярус [2].

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

-

0

2

музыкальное сопровождение: Mass Effect 3 Soundtrack - I Was Lost Without You.

Огонь. Слишком много огня. Кто-то кричит, откуда-то доносится топот - он стихает постепенно, в ужасе удаляется. Как символично. Цитадель, не знающая боли и не знающая зла. Цитадель - оплот разумных существ и дом дипломатов со всей вселенной. Цитадель - нерушимая, самый настоящий бастион, который проживет еще не одну тысячу лет. И эти трусы, кричащие что-то об очередном терракте. Эти сволочи, которые не поднесут тебе стакан воды, даже если ты подыхаешь с куском железа в животе. А ведь Призрак был прав. Только вряд ли Мерсер когда-нибудь признает это вслух.
Боль. Боль мешает двигаться, сковывает. Она приносит с собой смертельную усталость - и глядя на осколки разбитого лобового стекла аэрокара не хочется ничего, кроме как сидеть так вечно, рассматривая себя в бледном отражении - видеть темные круги под бирюзовыми глазами. Смотреть, как все вокруг обращается в прах - и смеяться в лицо смерти, которая до тебя никогда не доберется. Но увы - у адепта нет такой роскоши как свободная вечность. Он человек, который никогда не доживет и до сотни лет. Он - муравей на ладонях галактики, которому уготована странная роль. А может, и нет никакой роли. Может это то, чем успокаивают себя великие "герои", страдающие запорами и тайком бегающие к сортиру по ночам. Может, это всего лишь чужая выдумка, не имеющая права считаться истиной. Кто знает? Алекс знать не хотел.
Давай же. Давай же, вставай. Хватит сидеть, кусок дерьма.
Странно, но это действует - понемногу. Разведчик и по совместительству фантом дернул скрипучую, искореженную дверь, оттолкнув её от себя и откашливаясь, вывалился на холодный пол неизвестного яруса Цитадели. Тело, саднящее так невовремя, не желает слушаться - ну и к черту его. А огонь продолжает гореть - пожирая неведомое растение и скамейки, охватывая магазины и кафе, переходя на здание, в котором, возможно, кто-то живет. Какая разница? До инопланетян Мерсеру нет никакого дела. Да и до людей, в общем-то, тоже. Даже себя ему не было жаль. А зачем жалеть, если ты все равно труп? Пессимизм не исключает жестокую правду, а жестокая правда не исключает пессимизм. Все просто аж до скрежета зубов.
Поднимайся, кретин. Поднимайся или умрешь.
И такую роскошь он не мог себе позволить - пока живет Альянс, пока живет давний враг, разве может он успокоиться в холодном камне, среди тысяч и тысяч могил? Разве может он спокойно лежать, зная, что родители до сих пор не отмщены? Зная, что цель всей жизни до сих пор не выполнена, зависла среди безызвестности? Мертвецы ничего не решают - так уж повелось.
Приподняться на руках, становясь на четвереньки. Неистово мотая головой, словно бы пытаясь выгнать головокружение и вернуть слуху привычную резкость. Мерсер оглядел площадь, на которую совершил слишком жесткую посадку - он понимал, что аэрокар был неисправен. Знал, что далеко они не улетят, но это вдвое лучше, чем смерть от рук Кай Ленга и его щенков, зовущихся агентами террористической организации. Вот черт. Дело дрянь.
- Ты цела? - бросил Алекс в пустоту, уловив движение в машине. Если не кричит и не стонет, значит, жива. А если жива, значит, еще не все потеряно. Зевс не мог сказать со всей точностью, зачем он потащил за собой эту малявку. Какая разница, что ждет эту тщедушную тушку? Дрянь. Дрянь, дрянь, дрянь!
Адепт поднялся, покачиваясь, словно бы в лицо ему дул штормовой ветер и облокотившись одной рукой о корпус убитой в хлам машины, заглянул внутрь - нет, так не пойдет. Не пойдет, потому что девчонка не выберется сама, а если попробует, то рассечет себе живот вместе с грудной клеткой. Блядь, от неё ведь будут одни проблемы. Но почему тогда с ней Мерсер чувствовал странное родство? Если она попоробует вернуться обратно, её убьют - чтобы другим неповадно было. А может сделают что похуже - например, превратят в буздушную тупую куклу, способную лишь убивать.
Мерсер хмыкнул - а разве он не был таким? Нет, не настолько бездушным. Нет, не настолько тупым. - Не двигайся. - хрипло останавливает он малявку, пока та не начала дергаться в тисках покореженных куском металла и до боли сжав зубы, раздвинул пластины. Биотика. Дар и проклятие - как говорят одни. Всего лишь средство достижения цели - так считал сам Мерсер.
Вытащить её за руку, особо не церемонясь - не так уж и сложно. Отшатнуться, пытаясь не показывать собственную слабость, изо всех сил пытаясь убедить и малявку и самого себя, что все в порядке, что он еще способен сражаться в полную силу. Пожалуй, это все ещё возможно.
Зевс видел перед собой лишь темный проем, ведущий в переулки. Он шел к нему, крепко сжимая ладонь девочки - сжимая так, словно бы боялся потерять её. Сжимая неосознанно, по наитию, по чьему-то твердому приказу. Слепое повиновение или нечто, скрытое за плотной ширмой? Нельзя сказать наверняка.
Алекс знал только одно - он не даст ей умереть. Повторял это словно молитву. Повторял, опасаясь, что девочка станет дымом. Опасаясь, что она растворится в воздухе и он, Зевс, сожмет в ладони лишь пустоту.
Когда темная фигура преградила дорогу - Мерсер не смог разглядеть придурка, решившего встать между ним и единственно-возможным выходом для террориста с этой площади. Адепт утробно зарычал, по инерции заводя девочку себе за спину. А когда зрение наконец вернуло себе долю прежней четкости, Алекс внутренне похолодел.
- Уйди с дороги, Ленг. Уйди или клянусь, я убью тебя.

+2

3

- Джок, - выдохнула она звук, судорожно и тихо, по-крисьи и, как любое диковатое животное, замерла, когда тяжелая рука легла ей на шею и прижала к потному телу. Сказать, что все её внутренности свернулись в тугой канат - это не сказать ничего, потому что это было и дикое напряжение, и почти животный страх, но в то же время чувство спокойствия и защиты, обманчивые чувства, усыпляющие, накрывающие почти как наркотик. Будучи ещё ребёнком, Крыса легко поддалась этим приятным ощущениям. Но...
Затишье перед бурей.
Следующие действия были для притихшей девочки полным круговоротом станции по собственной оси за долю секунду, но впасть в ступор Чизу не позволило то, от чего у неё автоматически срабатывает педаль газа - биотика, которая, правда, на этот раз направлена не на неё. Наплевав на то, что Алекс до сих пор держит её за шкирняк, она попыталась рвануть в сторону обломков, дабы укрыться, как и всегда, однако у её нового боевого товарища были совершенно другие, более продуктивные планы. Хотя Чизу никогда не мечтала и даже не хотела летать, хотя кругом декорации конца света, оторвавшись от земли и быстро переместившись в аэрокар почти по воздуху, детского восторга от полученных ощущений невесомости она сдержать не могла, правда времени на то, чтобы попросить Мерсера повторить трюк, не было - это ясно же дал понять сам мужчина, рыкнув на неё.
- Да что сразу-то обзываться, самоубийца-самоубийца... - недовольно  пробурчала Чизу, заползая под руль машины и пытаясь вспомнить несложную инструкцию по тому, как завести второсортную тачку за минуту, однако была прочитала эта инструкция Чизу вслух, а как известно, у неё все мимо ушей... но даже этого сделать ей не позволили! Под оглушающий шумок очередного обвала, адепт хватает девчонку за штаны и откидывает назад, на что та только и успевает послать Мерсера в задницу крогана.
То время, что было до аварии, она посвятила проклятьям, хотя успела проклясть только себя за слабовольность. Проклясть себя и черта, который дернул тогда её залезть в грузовой отсек корабля на Омеге.
- Будь оно все проклято, - в сотый или тысячный раз шипела Чизу. В голове неприятно гудело и пульсировало, в глазах темно и цветные, яркие пятна пляшут непонятную дьявольщину и в грудь упирается нечто холодное и острое. Крыса попыталась высвободить из-под собственного тела затекшую руку, но вместо этого она успешно оцарапалась обо все эти железяки, но больше всего напрягло именно то, что тычется ей в солнечное сплетение - поза верх тормашками не предполагает удобства в ожидании помощи, как и успешного сохранения равновесия - в любой момент та сопля, на которой она держится, порвется, и девчонка резко дернется вниз, раскрывая весь свой внутренний мир при помощи покореженной детали машины. Чизу, следуя всем своим внутренним ощущениям, прекратила какое-либо движение несмотря на адскую боль в руке и коленях. Где-то она ещё чувствовала тупую боль, намекающую на то, что, все-таки, пристегнуться было бы не лишним, ибо поболтало по салону знатно и синяков теперь завались. Собственно, она могла бы активировать имплантант и, имитируя крогана, разорвав себе почти всю одежду, вылезти из машины, вот только жалостливый скрип железа оповестил о том, что её никто не бросил. И даже когда виновник праздника вытащил помятую Чиз из машины за больную руку, она не ругалась и не рычала на Мерсера, а была дико рада ему и его роже - именно сейчас она поняла, что даже активировав имплантант, раздвинуть железные оковы ей точно не под силам. Однако, радость была недолгой: состояние Джока была плачевным, хоть сейчас в гроб клади и отпевай, но его это, по ходу дела, вообще не волновало. "- Вот же выдержка!" - только и успела восхититься  Чиз, как её вновь схватили за больную руку и потянули в переулок.
- Ай-яй-яй-яй! - Крыса сразу попыталась вытащить свою руку из ладони Мерсера, вот только тот как сжимал её, так и сжимает, и девчонка уже была готова откусить мужчине ещё пару пальчиков, абы негодно было ему хватать её за все, что захочет: будь то шкирка, зад или рука, но - о да, как вовремя! - адепт остановился, издав утробный рык, от которого Чизу, уже примерившаяся зубами к руке, опешила. Ей достаточно было проследить за взглядом Алекса, чтобы понять: ни черта ещё ничего кончено, как наивно полагала Крыса. Безумец быстро завел её себе за спину, словно бы Ленг за ней притопал. "- Да сдалась я ему, блин, даже с третьим размером!" - недовольно ворчала Чиз, уже завидев на поясе адепта пистолет. Да-да, господи, пистолет, это не мираж! Правая рука - неработоспособная да и зажата в мертвой хватке, левой дотянуться...
Медленно и аккуратно Чизу потянулась к пистолету, стараясь не привлекать к себе внимание, чуть-чуть переиграла правда, ибо великолепный "кирпич" на лице явно не подходит к возникшей ситуации, да и бог с ним, её все равно никто не видит, но все прошло успешно - пара ловких движений левой рукой и пистолет у неё, заряженный, что являлось знаком свыше - "Давай, давай Чизу, высади весь магазин и все мимо!". Теперь девочка украдкой выглядывает из-за спины мужчины на мгновение, потом вновь за него скрывается. И взгляд был любопытным и почти азартным - у неё ведь пистолет! а выбор того, куда стрелять, стал для неё квестом на сообразительность, который она с успехом провалила ещё в самом начале.
Выскочив из-за спины Мерсера, Чизу нацелила пистолет в сторону Ленга, собираясь выпустить всю обойму по ногам, однако...
Щелк.
Щелк. Щелк.
- Бля.
Детям свойственно ошибаться, ну, например, забыть снять пистолет с предохранителя.

+2

4

Побитый жизнью аэрокар не спешил, его пассажиру было некуда торопиться.  Ленг знал, что загнанному в этой охоте зверю уже никуда не деться. Не с такими ранениями, не с ребенком на плечах. Даже для Мерсера, в котором ни с того ни с сего проснулся отцовский инстинкт, это слишком много. Торопиться было не куда. Напротив, создать иллюзию свободы, кинуть прикормку-надежду, что они скрылись, оторвались. Наивный адепт заглотит эту наживку с большим аппетитом и даже не почует крюка внутри.
Как же все это было глупо...Ладно бы кто другой, третьесортным агентик Цербера, решивший сорваться с поводка, не принимающий всерьез все предупреждения. Но Мерсер! ему же прекрасно известно, что случается с предателями. Черт подери, он и сам  не раз отлавливал зарвавшихся церберовцев и видел, как это делает сам Ленг. Зачем? Сумасшествием такой ход не оправдаешь, слишком продуманный и логичный для простого глюка.
"Может я недооценил этого психа? Не уж то ты завел какую-то игру, Алекс? И, не поверю, смог продумать ходы дальше двух?"
Все может быть, все может быть.  Раздолбанный транспорт, мужчина и ребенок поблизости. Нет, дальше двух ходов ты мыслить не умеешь, Алекс. Посмотри на свое состояние...
"Мне даже совестно. Прям как ребенка обидеть. Двух."
Все так же не спеша Кай Ленг вылез из транспорта, подходя к едва стоявшему на ногах адепту. Спрятал ребенка...Господи, Ленг что, зверь какой? Подобное отношение к собственной персоной даже немного обидело азиата. Вышагивая навстречу своей сегодняшней цели, Ленг не глядя пару раз ткнул в уни-инструмент. Не будет финального боя, не будет пафосных смертей . Набились, наумиралсь. Оба. Хватит.
"И свидетели нам тоже не нужны."
Камера за камерой, датчик за датчиком. Маленький кусочек Цитадели медленно превращался в абсолютно белое пятно, закрытое какой-нибудь записью недельной давности. С Мерсером не действуют стандартные методы запугивания, на него вообще не применимо слово "стандартный".
- Убьешь, непременно.  - останавливаясь в паре метров от адепта, согласился Ленг - Если сознание не потеряешь.
Растрепанный ребенок постоянно выглядывал из-за "могучей" спины Мерсера. Детям не положено уметь скрывать эмоции, так что на лице Чизу сразу читалось намерение сделать маленькую гадость. Кай бы даже улыбнулся, будь они сейчас где-нибудь на базе. А сейчас веселье было не к месту.
Хотя глухое прощелкивание все таки смотрелось очень забавно. И растерянное лицо девчушки, поздно сообразившей, что к  чему.
- Я не могу уйти, ты не можешь сдаться. Занятная ситуация, не находишь, коллега? Забери у ребенка игрушку. И научи потом с ней обращаться, другие солдаты такого юмора бы не оценили.
Инструментон тихим сигналом оповестил хозяина о завершении заложенной программы, Ленг снял визоры, деактивировав питание. Цербер имеет много глаз и еще больше ушей. Если хочешь остаться невидимым, придется выколоть и отрезать даже собственные. Впрочем, динамик в ухе азиат оставил, не сочтя его угрозой. Быть в курсе передвижений собственного отряда лишним не будет.

+1

5

Все складывалось как-то хреново. Словно бы могло быть иначе. Словно бы когда-то было иначе.
Пощады от своего врага не жди - таким принципом руководствовались они оба. Мерсер никогда не признавал это вслух, но они были похожи. Пусть Ленг был вменяем, а Алекс - безумен; пусть один любил обходить со спины, а другой - бить прямо в рожу, их сливала в одно целое ненависть к Альянсу. Всепоглощающая, она жрала обоих изнутри - как большая жирная пиявка, сплетенная из языков алого пламени.
Они оба знали, чем это кончится. Зевс знал, на что шел, а Ленгу вряд ли хотелось терять единственное развлечение за последние несколько нет. Слишком прикипел, видать, к безумному ублюдку. Думать об этом было смешно - до коликов, до хрипа, до глухой ненависти. Прикипел - ядом отдается на языке и спускается обратно в глотку, потому что в этом слове Алекс видит лишь унижение. Звонкую пощечину, оставшуюся без ответа.
Привязанность. Еще одна роскошь, которую не может себе позволить убийца. Они оба позволили - и оба проиграли. Только с пеной у рта, с кровью у ног, ни один этого не признает - до самого последнего вздоха. Своего или чужого, да разве это важно? Имеет значение лишь результат.
Сюрреализм - он всегда рядом. Он всегда в голове - царапает стенки черепа, шепчет что-то на ухо. Стучит изнутри, словно африканский барабан. Тени гуляют по нижнему ярусу и видит их только Мерсер. Слышать - не слышит, в его голове целым оркестром играют помехи. Белый шум. Губы Ленга размыкаются - две тонкие створки в ад и Зевс не может подавить усмешку еще более жалкую, нежели её предшественница. Ненависть готова раздавить череп. Она обнимает за плечи и трется о спину. Она играет на струнах, обрывая нервы. Она дышит в шею, и думаешь ты не о том, что дыхание щекочет кожу, а о том, что она может разорвать глотку в любой момент.
С той же паранойей, гулко раздающейся в голове стоит наставлять дуло пистолета к виску стриптизерши, которую только что трахнул. Или избил - зависит от расположения духа и ситуации. Ленг как и всегда предельно обходителен, вежлив - стервец. Змея, тень, сукин сын - называть его можно было как угодно, но от этого фантом не испарится, не станет менее реальным. Адепт сплевывает с трудом и позволяет себе отвести взгляд. Эта покорная вежливость, раболепство перед Призраком - не скроют истинной сущности лучшего агента террористической организации; не скроют природной жестокости и тяги к насилию. Чуть более утонченной, нежели у самого Мерсера. Чуть более аристократичной. И это бесило ничуть не меньше. Как можно быть такими похожими и в то же время отличаться друг от друга настолько сильно?
Белый шум - все же интересный фокус. Губы движутся, но Мерсер не понимает значения беззвучных слов. Он сглатывает, помутневшим взглядом рассматривая своего давнего врага - перед глазами стелется темнота. Не сейчас. Слишком рано терять сознание. Он сжимает зубы до скрежета - заставляя себя держать глаза открытыми, а рассудок - вменяемым хотя бы частично. В кои-то веки тело слушается. Какой сюрприз.
Алекс никогда не ценил такие шутки. Он бросил уничтожительный взгляд на девчонку - настолько яростный, будто она только что ударила адепта в спину ножом. Унизила сильнее, чем может представить. Выставила дураком - и сама о том не подозревает. Ум ребенка вряд ли держит в памяти настолько мелкие детали. Всего лишь условность, о которой трясутся взрослые. Он двинул пальцами, которые окутало синеватое свечение - сжал ладонь в кулак, раздавливая чертов пистолет, словно игрушку. Все еще сжимая зубы до боли в деснах - он расправляется с вещью доселе ненужной. В нем не было необходимости. Так же, как и в словах, срывающихся с губ врага.
Что держит его в сознании? Не боль, не страх. Всего лишь ярость - она одна, на своих собственных батарейках. Но каждую батарею нужно заряжать - хотя бы время от времени. И как бы долго она не копила заряд, он не может считаться бесконечным. Для Мерсера собственные пределы были размыты - он понимал их, но никак не желал принимать. Для Ленга же - они должны были быть очевидны. И прыгнуть выше своей головы не сможет никто.
Или сможет? - Биотик рычит, срываясь с места резко, быстро, вложив в этот бросок кобры все те силы, которые у него остались. Всю ту энергию, которая питала батарею. Те капли разума, которые держали его в сознании.
Этого вполне хватит, чтобы сбить проклятого фантома с ног и вцепиться ему в глотку.

0


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Presidium | Президиум » Нижний ярус [2].


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC