Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Iden Prime | Иден Прайм » Подземный храм.


Подземный храм.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Огромный подземный лабиринт (вероятно, протеанский). Время от времени из-за сейсмической активности, здесь происходят обвалы. Несмотря на то, что он находится под землей и имеет возраст в 60000 тысяч лет,в храме поддерживается "атмосфера", пригодная для сохранения активности у органических форм жизни.

0

2

Значит, он решил заставить их сыграть в игру.
Аллек поднес к лицу левую руку, подышал на ладонь, попутно разминая пальцы. В обманчиво мягкой хватке правой застыл снятый с предохранителя пистолет, пока что еще глядя дулом в пол. Черно-серые глаза, в которых не читалось сейчас ничего, кроме саркастичного, недоброго любопытства, глядели поверх затянутых в перчатку костяшек на двоих, стоящих впереди.

Любопытство.
Оно проснулось далеко отсюда, привлеченное и соблазненное необычностью нового задания.  Ни разу с тех пор оно еще не закрывало невидимых жадных глаз, упиваясь новыми открытиями, как дешевым энергетиком.
Из недр сознания, заспиртованная в безошибочной цепкой памяти, услужливо выплыла сопутствующая картина. Она продержалась недолго, давая рассмотреть снова теплый блеклый свет энергосберегающей лампы гостиничного номера, классический синий блеск экрана и белые ряды строчек, на нем застывшие. Предложение, интригующее своей необычностью, неуместностью, недосказанностью. Предложение, составитель которого не хотел раскрывать своему будущему исполнителю и доли своих карт, и не стеснялся этого демонстрировать. Напротив, он дразнил своей оксюморонной, очевидной скрытностью, кажущейся легкостью и неожиданностью, и прекрасно отдавал себе в этом отчет. Разумеется, Аллек на это клюнул. Поступить иначе он едва ли мог.
Признаться, саларианец еще долго сомневался в том, не сочинил ли себе самому интриги из пустоты - сомневался, ожидая своей очереди в порту и дружески перебрасываясь словами с попутчиком-сородичем, сомневался на транспортном корабле, рвущемся из одной бездны в другую под мелодичные разливы тессианской народной музыки, и даже на невыразительном частном космодроме, заставленном списанными разведывательными шаттлами, еще не до конца верил в реальность собственных подозрений. Ему нравилось их придумывать и расписывать, выстраивать возможные логические цепочки из подобранных осколков информации и наслаждаться ими тем больше, чем нетривиальнее и рискованнее они получались. Только под вечно неспокойным небом Иден Прайм, в тени промышленных башен, впервые Кирре начал видеть какие-то реальные подтверждения собственного беспокойства. Бессмысленно отрицать, сколь искренне его это обрадовало. Из нелепой пустышки, подобранной в полушутливой надежде на спрятанное сокровище, действительно начинал литься драгоценный свет нетривиальности и уместности.
Старый храм, должный давно окостенеть в растворе немилосердного времени, но внезапно встретивший гостя жизнью, развеял сомнения окончательно. Следы недавнего посещения, которые их владелец даже не старался замести, ждали у порога — пожалуй, именно эта их вызывающая очевидность сначала сбила убийцу с правильного пути размышления, вынуждая остановиться и размышлять, не могли ли вернуться сюда колонисты. Нет, пришел вскоре Аллек к однозначному выводу. Простых рабочих отвадил бы страх перед шрамами, оставшимися на этой земле. В брошенном почившей цивилизацией трупе завелись совсем иные паразиты.
Необходимость следить за их возможным появлением раздражала. Она отвлекала от возможности созерцать редкую красоту спуска, только ради которого Кирре бы согласился на этот контракт. Архитектор все-таки позволил себе остановиться совсем ненадолго в начальной зале, еле слышно ступая мимо древних стен, зеленеющих в очках ночного видения, с шелестящими на губах словами восхищения рассматривая невиданную прежде картину. Осторожно, словно боясь повредить слабый каменный узор, проступающий под шлифованной поверхностью, прикоснулся к ожидаемо холодному материалу; полуистлевший песок струйками посыпался на пол. Аллек отступил назад, закидывая голову и вглядываясь под своды потолка, сочетающие в себе рубленую твердость массива с плавностью образующих его линий. Храм одновременно напоминал ему целый ряд современных архитектурных тенденций и безусловно отличался от них, как реальные вещи отличаются от своих двойников из подробного сна. Современный мир — такой, каким он был бы тысячелетия назад.
Надо будет попробовать воссоздать это впечатление в какой-нибудь из будущих работ. Непременно надо.
Дольше наемник задерживаться не смел. Пустота за его спиной снова пришла на смену мимолетному возмущению.
Коридоры и комнаты, угодья пустоты и теней, неразличимого скрипа каменных переходов и далекого, глухого грохота, редко доносившегося откуда-то из глубины. Даже ни одного сторожевого робота не встретилось по пути.

А теперь вот — они.
Батарианец и кроган. Аллек попытался повторить про себя это словосочетание без снисходительной иронии, но не преуспел. И оба они здесь явно не случайно. Отнюдь не случайно.
Это объясняет то, зачем нанимателю был нужен профессиональный убийца, а не вор. И это же запутывает дальше нить его намерений. Впрочем, разрешись загадка столь легко, это было бы не только разочарованием, но и оскорблением.
Интересно, а станет ли для них оскорблением тот факт, что их выставили вдвоем против одиночки? Что это у них вызовет — ярость? Интерес?
Аллек отнял руку от лица и тоном, прозвучавшим необыкновенно буднично, поинтересовался:
- Чем обязан встрече?

Отредактировано Alleck Kyrreh (2012-07-25 22:04:11)

+4

3

Он шел по мрачным коридорам, кое-где заросшим растениями. Во всем воздухе чувствовалась такая сырость, что казалось, что слюнные железы во рту не нужны - один вдох наполняет ротовую полость таким количеством испаренной влаги, что ничего тут никогда не высохнет. Без поливов, без осадков. Хотя что странного - этот храм пролежал под увлажненной землей планеты хреналлион дней, неудивительно, что здесь так... Влажно. Но дышать это не мешало.
Вообще, странно было все это - от старого храма под землей до спутника, а точнее, спутницы, которой выпал такой же шанс подышать этим воздухом. Кроган, идущий рядом с ним, была на удивление женщиной, и в этом сомнений не было. Однако что ее сюда привело - было загадкой. Нет, батарианец был не против такого напарника, ибо не сомневался, что любой кроган сможет вынести любого, кто попытается его обидеть. Также он понимал, что лучше не обижать ее, а то самому может достаться. Про себя он иногда представлял то кровавое месиво, которое могло от него остаться, съязви он или скажи что-нибудь не то. Возможно, о суровости женщины он перегибал палку, но вполне обоснованная разумная осторожность никогда лишней не бывает. Если она не перерастет в паранойю, но ему это не грозило.
Они спустились сюда около получаса назад, и сразу было заметно, что строили этот подземный дворец ну никак не люди, хотя в этом он мало что смыслил. Не стоило большого труда понять, что существа, воздвигнувшие заводы, будут строить такие... Подземелья. А тут был целый лабиринт, и надо было сильно постараться, чтобы не заблудиться. "Интересно все это..." - подумал Алек, вспоминая, как это начиналось.
Несколько дней назад он наткнулся на очень большой мешок с деньгами. Фигурально, естественно, и наткнулся - не в прямом смысле. Он вообще не видел в лицо работодателя, но почему-то знал, что это именно мешок с деньгами. Если не с фекалиями. Ему объяснили, что делать, да причем так кратко и исчерпывающе, что батарианец даже не задал ни одного вопроса. Все было обрисовано буквально в четырех-пяти предложениях, не детально, но в общих чертах. В таких общих, что Алек сначала подумал, что и один справится. Однако по непонятной причине он был послан на Иден Прайм вместе с еще одним наемником - кроганшей.
Пока им не встретилась ни одна живая душа, поэтому оценить ее боевые способности он ну никак не мог, за исключением, пожалуй, весьма обоснованного предположения, состоявшего всего из одного слова: "сильна". Сам же Венадио знал себя и то, на что способен. Но, к его глубочайшему разочарованию, им не попалась по дороге ни одна живая душа, а проверить крогана ох как хотелось. Живой интерес, все же, был резко подавлен - подставлять кого-либо под пули он не был намерен, а потому будет драться в полную силу. Но опять, твою ж налево, ни одной живой души. Но тут его мысли оборвались. Сначала ему показалось, что он слышал шаги. Но не обернулся - мало ли что может показаться. Он не знал, почему допустил сию оплошность, ведь если начнут стрелять, то он будет не в самом выгодном положении с простреленной-то головой навылет со спины. Но потом, как только он вновь погрузился в размышления, то внезапный голос опять крайне грубо и невежливо заставил его выйти из раздумий.
- Чем обязан встрече?
Алек оторопел. Однако, только внешне - мозг уже принялся анализировать ситуацию. Сзади как минимум и скорее всего одно существо, разумное, говорящее, саларианец - последний вывод был сделан по тому, как быстро была произнесена фраза. Но оставались еще вопросы: они не одни? кто подослал саларианца? с какой целью? убить или помочь?
Винтовка с дробовиком за спиной. А саларианец смотрит в спину. У него наверняка оружие. Любое непроизвольное движение в сторону крепежников - и ты покойник. Навсегда, респавна в начале уровня не будет. Обидно, блин. Ну что делать в такой обстановке? Наверное, почти что самое опрометчивое, что можно вообще представить.
Алек повернулся в сторону саларианца. В полутьме нельзя было разобрать ни его лица, ни то, во что он был одет. Но главное, что он увидел - пистолет в руке. Его предположения оправдались, он все правильно сделал.
Помолчав еще с секунду, Алек ответил:
- Как бы тебе объяснить... - он сделал многозначительное лицо, но не двигался. Внешне это было незаметно, но внутри энергия соскользнула из мозга и, по нейронам, прилетела в левую руку. Деформация была готова сорваться на визитера, промаха быть не могло. Однако мало того, что Алек удержался - он еще и умудрился не вызвать характерное фиолетово-синее свечение вокруг тела. - Мы тут, понимаешь ли, заблудились. Нас какой-то фиг послал сюда с определенной целью, причем фиг был настолько важен, что предпочел остаться анонимусом. Что касается Вас - я не знаю, с какими намерениями Вы прибыли сюда. И я уже теряюсь в догадках, что же делать: ввязаться в драку и убить вас, - он верхней парой глаз указал на крогана. - Или же все обсудить как цивилизованные существа.
Он не ожидал такой встречи, однако все возможные меры уже были приняты. Его речь выглядела как нельзя развязней и раскрывала чуть ли не все подробности найма - наивно и глупо? Нет, это - зловещий план. Раскрутить на разговор бедного саларианца, который, если хоть немного рационален, не ринется в битву с батарианцем и кроганом. Их век и так короток - зачем еще уменьшать свои часы?
- Выбор за Вами.

Отредактировано Alek Venadio (2012-07-25 11:50:52)

+3

4

Безмятежная красота Иден Прайм навевала тоску - изгибы гор и холмов сложены в тонкой линии губ, в саркастичной насмешке над живыми. Незыблемый рай и вечно цветущий сад, зелень которого уже спустя несколько минут начинает безбожно резать глаз. Азари чувствовала себя неуютно: и тогда, когда они ступили на густую траву, и тогда, когда спустились под землю. Шиани не была ребенком, но и она боялась, что стоит лишь стихнуть нежной колыбельной, как из под кровати полезут ночные монстры.
Их отряд был небольшим. Меньше, чем требовалось для штурма и вполне достаточно для того, чтобы незаметно прийти, забрать данные и уйти. В контракте, который она приняла так же охотно, как и двое её нынешних соратников, все было оговорено до ужаса подробно, а само дело не обещало быть пыльным. Интуиция упорно молчала, заказчик казался вполне добропорядочным парнем и Хаарон взялась за работу. Её, в принципе, не смущало желание заказчика остаться инкогнито, не смущало то, что выглядит миссия уж слишком простой (в ходе дела всегда обнаруживаются накладки) - а что касается нежданных гостей, то к их приходу можно быть заведомо готовым, прекрасно зная, что судьба любит преподносить не самые приятные сюрпризы.
Они познакомились уже по дороге к колонии Альянса. Внушительная, высокая, массивная кроганша по имени Эреба на деле оказалась легкой и весьма расторопной особой. У неё был интересный взгляд - пустой, надломленный, словно осколок зеркала, залегший в тенистой глубине холодного океана. И хотя внешне она не казалась печальной, азари понимала, что генофаг - тяжкое бремя, и удар, который способна перенести не каждая мать. Было в ней нечто завораживающее, притягивающее взгляд - темная искра, способная прожечь и фунт железа. Темный отблеск на светлой стороне луны. В ней была сила, гордость и твердость; дикость, которая может покориться лишь истинному крогану-бойцу. И пусть азари была во много раз старше этой женщины, она оставалась с ней предельно вежлива и обходительна, как то требовало отношение к равному по духу.
Батарианец - из всех троих он был наиболее болтлив. Негласно было принято, что если доведется с кем-либо вести разговор, то вести его будет Алек - не сказать, чтобы он был особо хитрым или отличался отлично подвешенным языком, но ни Шиани, ни Эреба (впрочем, на её счет азари не была уверена полностью), не захотели бы вести дела с теми, кто не имеет прямого отношения к их миссии и к их будущей награде. Он был интересен - хотя бы тем, что не пытался отчаянно приостановить падение собственного народа и хоть переживал о том, что его сородичи страдают - не стремился в их славу приносить великие жертвы. Он был и есть - личность, способная выбирать собственную дорогу, собственный путь. Не последний, на обломках не родившейся империи, не первопроходец в этой тернистой глуши - простой наемник, которого стоит уважать.
Так или иначе, какую бы симпатию азари не испытывала к своим спутникам, она не собиралась поворачиваться к ним спиной - глумливым червем в её душе нарастало беспокойство.
Что до неё самой, то Шиани оставалось безликой - обыкновенной азари-наемницей, которых предостаточно на просторах вселенной. Не хвалилась своим мастерством и предпочитала называть его "умением среднего порядка". Все, что она предпочла выдать о себе, это ворох среднестатистических данных: первое - она азари; второе - она наемник; четвертое - она обладает биотикой; пятое - ей, так же как и всем, кого завербовал заказчик, нужны деньги. Назвалась же просто: Хаарон. И мало кто знает, что название планеты, на которой погиб её отец - созвучно прозвищу, которое наемница выбрала для себя и на которое обязалась отзываться чаще, чем на собственное имя.
Штурмовик не вступала в разговоры, не поддерживала беседу, и лишь пару скупых замечаний по делу от неё смогли дождаться невольные напарники.
Сейчас, Т`Амут не смогла бы связно объяснить, что именно ей не нравится в этих коридорах. Ветер, завывающий под потолком или влажные стены, фрески на которых потускнели и потрескались под гнетом безжалостного времени. Этот храм, как и Иден Прайм в своей тревожной красоте, обладал собственной харизмой - жил сам по себе, лишь посмеиваясь, когда там, наверху, рушились и отстраивались заново отдаленные вехи человеческой колонии. Ветер, словно бы решив разорвать порочный круг тяжелых мыслей, печально заметил сверху: "У-у-у". И азари захотелось ответить ему тем же, но её уканье приобрело бы оттенок задумчивости, легкий флер настороженности и малую толику страха, который ей настойчиво внушало это древнее божество.
Он (храм) был старше Атаме - старше любой расы, которая сейчас населяет галактику. Шани не была хорошо знакома с протеанской культурой и не взялась бы утверждать, что храм построила эта старая, давно забытая в песках времени раса. Возможно, это творение их рук, а возможно, кто-то другой вручил им этот дар, вложил в руки, то ли внушая, то ли приказывая пользоваться подарком. Азари поежилась и осветила фонарем, прикрепленным к штурмовой винтовке еще один смежный коридор - бесконечная сеть ответвлений и ни единого указателя - а ветер все смеется и просит, буквально умоляет уйти. Ветер - единственный свидетель, который все еще помнит, кому принадлежал храм и кто ступал по этим коридорам сотни, тысячи лет назад. Кто прикасался к стенам, запомнившим ладонь неведомого существа как самих себя. Тишина вторит. Они стоят друг напротив друга - тишина и Хаарон. И сверлят друг друга взглядом, и в какой-то момент штурмовику показалось, что скажи она: "ну что, пойдем?", то тишина отозвалась бы ей в ответ или хотя бы поощрила немым кивком.
Пора возвращаться - сыграл в душе Шиани вполне объяснимый страх: пусть она хорошо запомнила дорогу, но чем дальше отходила от основного состава, тем сильнее на нее давили стены. В них жила память и азари готова была поспорить на что угодно, даже на свою жизнь - воспоминания, которые хранят пыль и влага, едва не зависающая в воздухе тяжелыми каплями, не были светлыми. Безнадежность, тоска - все это навевала архитектура, стиль которой нельзя было описать однозначно. Её резкие черты могли неожиданно перейти в полукруглую арку и смениться мягкими, плавными изгибами. С одной стороны коридора - фреска, а с другой - потертая поверхность камня, покрытая разводами и вязкой жидкостью, которую сравнить можно разве что со слюной. От этого разнообразия, которое создал гениальный, но увы, скорее всего безумный архитектор, болела голова.
Пора возвращаться - повторяет в уме азари, пропуская очередную картину древности и наконец разворачивается, чтобы покинуть этот коридор. Откуда-то сзади доносятся голоса - поначалу, ей кажется, что беседуют двое: кроган и батарианец, но звук, отражающийся от потолка и стен, заставляет наемницу торопливо выключить фонарь и поднять штурмовую винтовку, придерживая её на уровне груди. Посторонние?
Она вышла из проема, держа неведомого гостя на мушке. И не позволяя себе отвлекаться на первоначальную оценку его вооружения и экипировки, на манеру поведения и речи, сухо заметила: - Назовись и держи руки так, чтобы я их видела, Искра.
Было у неё хобби - давать "новым знакомым" имена, даже если эти знакомые были мимолетным росчерком пламени в её жизни. И саларианец (а гость на поверку оказался именно им) тоже обрел нежданное прозвище - нелепо звучащее, оно вырвалось с губ прежде, чем Хаарон смогла его остановить.

+4

5

Иден Прайм - сколько гордости и любви вложено людьми с это название. Планета сад, одна из первых колоний человечества вне Солнечной системы, которую по праву называли Раем - плодородная почва, благоприятные погодные условия и отсутствие гигантских хищников действительно делали Иден Прайм весьма приятным местом. Хотелось остаться здесь навсегда, с удовольствием вдыхая в себя полной грудью свежий, от того невероятно сладкий воздух, однако Эребу ждали дела, за которые платили хорошие деньги. Чем чем, а воздухом сыт не будешь.
Сообщение пришло буквально на днях, лаконично описав требующиеся от крогана услуги. Вне сомнения, краткость - сестра таланта, в паре предложений было вмещено столько информации, словно Эреба прочла туристический буклет. Древние протеанские руины, лабиринт, в центре находятся данные, которые заказчик желал бы получить, отправляя с ней двух наемников, таких же как и она. Ими оказались батарианец и азари - оба опытные солдаты и биотики, которых жизнь успела потрепать.
- Я не люблю закрытые пространства, - призналась наемница в спину напарникам, когда они спускались в темные своды храма, - надеюсь мы скоро выйдем отсюда.
Спуск для Эребы был тяжел - кроганам вообще не свойственно ползать по древним руинам, готовым в любую секунду рухнуть им на голову грудой камней. Слух и зрение в темноте обострились, дав волю сидевшему внутри женщины хищнику - она слышала, как скрежещут камни у них над головой и под ногами, как где-то тонкой струйкой стекает песок, капли воды падали вниз и разбивались об пол. Спертое, тяжелое дыхание спутников, их шаги, свои собственные всхрипы и стук сердец. Спустя какое-то время Хаарон, азари, ушла вперед на разведку, а Эреба осталась наедине с батарианцем и нарастающим чувством ярости.

Спустя минуты на них кто-то наткнулся. Эреба лишь повернула голову в сторону саларианца - только эта раса говорила быстрее, чем мысли скользят в твоей голове, выдавая себя с потрохами в первые же секунды разговора. В его руках был "Палач" - в отличии от своего напарника, батарианца, кроганша прекрасно видела в полутьме - наставленный дулом на пол. Вне сомнения, саларианец застал их врасплох, по крайней мере наемницу точно - ожидая азари, Эреба, не учуяв обычно скапливающегося в подобных местах углекислого газа, скрутила себе сигарку и только только успела её раскурить, что в чудовищной влажности было весьма проблематично.
- Как бы тебе объяснить... - взяв инициативу в свои руки протянул батарианец. Видимо он тоже не ожидал, что в такую дыру сунется еще кто-то кроме них троих. Выпустив дым из ноздрей, Эреба закатила глаза к потолку. Алек Венадио, именно так назвался её компаньон, не был похож на тех кровожадных монстров, с которыми кроганша привыкла работать. Собрав биотический заряд в кулак, он продолжал заговаривать незнакомцу зубы, хотя уже давно мог убить его - пусть саларианцы и юркие, но от целевого удара биотики, тем более на таком расстоянии, пока никто не уходил. Сзади них в игру подключилась вовремя вернувшаяся Хаарон, держа пришельца на прицеле штурмовой винтовки.
- Какая разница, - сухо произнесла женщина, делая последнюю затяжку и щелчком отправляя бычок себе за спину, прямо под ноги саларианцу, - убейте его и пойдем дальше.

Отредактировано Ereba (2012-07-27 13:47:06)

+3

6

Покрытая еще тлеющим пеплом сигарета шлепнулась на пол под самыми ногами, отскочила и улеглась стремительно разлагаться на бумажные хлопья в переполняющей подземный воздух влаге. Кроган в своем репертуаре, национальный характер ощутим в каждом слове и каждом жесте. Разве что голос странный. Высокий, без привычной утробной хрипотцы, скорее, с низким горловым ворчаньем. Болезнь? Уж не последствие же курения. С другой стороны, антирекламу бы это сделало превосходную.
Батарианец, не в пример своему прямолинейному спутнику, оказался для представителя своего народа общителен без меры. В некотором роде он был даже отчасти вежлив, пусть угроза, просквозившая в его словах, придала им больше соответствия ожиданиям.
Появления азари Аллек не ожидал никак и, завидев штурмовую винтовку в обманчиво безобидных руках, успел отчасти пожалеть об излишней поспешности собственного появления. От сожаления большей силы его удержало не столько видимое спокойствие собеседницы, не столько ее тон, сколько одно отдельное слово, прозвучавшее неожиданно, нелепо, но бесспорно неординарно.
«Искра»?
Нарочито медленно наемник поднял руку с зажатым в ней пистолетом, показательно отодвинув палец от спускового крючка. Взгляд, едва различимый за черными линзами очков, с подлинно саларианской быстротой перескакивал от синекожего лица к четырехглазому, проходился по красноречивой кроганской спине, перебегал цепко по рукам и пальцам встречных, ища признаки намечающегося движения. Не в пример ему, губы приподнялись в тонкой, хладнокровной, безотказно вежливой улыбке.
- Найлин Каис, - бросил наемник негромко, - рискну предположить, ваш четвертый коллега. Так уж сложилось, что я тоже оказался сюда послан с определенной целью неизвестным лицом. К сожалению, о вашем присутствии я был предупрежден не в большей степени, чем вы, очевидно, о моем.
Он не менял своего места, не шевелил ни одним лишним мускулом, немногим уступая в плавной точности синтетику; однако ни страха, ни явственной угрозы в этом отчего-то не ощущалось. Разве что неестественность, постоянно, но недостаточно нарушаемая асимметричными, несовершенными, а оттого знакомыми и живыми мелочами мимики и внешности.
- Но, раз уж и вас, и меня столь нервирует факт нашего незнакомства, - подытожил Кирре голосом, подчеркнуто неискренне приятным, - почему бы нам его не исправить? Свое имя я вам назвал.

+4

7

Все осложнялось. С каждой секундой. Для саларианца - так думал Алек. Очень вовремя вернувшаяся азари теперь была готова подстрелить "лишнюю" тушку, держа Найлина - так назвал себя саларианец - на прицеле. Кроган рядом с Алеком непременно хотел убить нарушителя миссии.
"Отбой" - сам себе скомандовал Алек, и деформация нехотя, словно обиженно, начала растекаться по телу, неприятно сжимая все кости. Если бы он продолжил держать заряд "на рефлексе", то могло произойти нечто более неприятное -  раздробленную по собственной тупости кость он не хотел, особенно, если эта кость - пясть и все фаланги левой руки. Как же он тогда держать винтовку будет? Нет, оставались, конечно, варианты, но точность тогда значительно снижалась.
Эреба закурила. Алек не выносил самого запаха дыма, но стерпел: внутренние распри сейчас не нужны.
- Но, раз уж и вас, и меня столь нервирует факт нашего незнакомства, - вдруг сказал саларианец. Тон его был не очень довольный. Ну и сам виноват. - почему бы нам его не исправить? Свое имя я вам назвал.
Алек молча кивнул Эребе, мол, чуть что - можешь ему оторвать башку и сожрать тело, если захочешь. Но пока убивать Найлина он не хотел. Найлин? Он не сомневался, что это - псевдоним, если не ложное имя. Но надо же как-то обращаться к нынешнему пленнику?
- Давай познакомимся, - хохотнул батарианец. Теперь, когда бедняга был сжат буквально со всех сторон, деваться ему некуда. Если он не камикадзе, то он не станет убивать наемника. Причины ясны и ребенку. - Я не буду представлять тебе своих коллег, думаю, это их право. Я лишь назову свое имя: Алек Венадио, к вашим услугам.
Он хотел наигранно-вежливо поклониться, но одумался: дурачество сейчас ну вообще ни к чему. Алек молча подошел к стене и тронул ее оголенными пальцами. Камень, зараза. Придется терпеть до первой железяки.
- Ствол отдать, - неожиданно для самого себя твердым голосом, без капли каких-либо эмоций, сказал батарианец, протягивая руку. - Все стволы. Получишь, если выживешь. Пойдешь с нами. Если что - ты будешь мясом, которое пойдет вперед в случае первой опасности. Либо сдохнуть тут. Кстати, вряд ли наш кроган простил вам, саларианцам, генофаг, или я ошибаюсь?
Он знал, что не ошибается. Это должно было как подогреть ярость внутри Эребы, так и служить неопровержимым аргументом: деваться тебе, ящерка, некуда. Так у тебя есть хотя бы шанс выжить. Не будешь слушаться - будет больно. Первые несколько мгновений. А если кроганша вдобавок и садистка... Алек поморщился от одной мысли, какую расправу может учинить она в отношении гостя. Да...
Он все еще стоял с протянутой рукой, ожидая выбора саларианца.
И выяснилось еще кое-что: его послал тот же человек, что и их троих. Но цель оставалась неизвестной. Он хотел избавиться от них или от саларианца? Или же хотел просто удостовериться в том, что данные будут скопированы и доставлены?..
Венадио, тем не менее, не давал себе ни минуты покоя: пока мозг лихорадочно соображал и выдавал: "Недостаток информации". Да... Ну ничего, пленник все расскажет. Или уже ничего не расскажет.

+2

8

- Следить за ним будешь сам. - азари неопределенно фыркнула и в одночасье поняла, что лицо её было похоже на лицо матери, разрешившей ребенку завести домашнее животное - спустя уйму настойчивых стенаний и мольб. В фырканье же не было ни капли раздражения, лишь усталость, смешанная с добродушным смешком. Тем не менее, она не одобряла поступок Алека Венадио, потому как он шел вопреки тому расчету, которым должен изо дня в день  руководствоваться каждый наемник - если он, конечно, хочет дожить до старости.
Интуиция упорно твердила Шиани, что нужно двигаться, что нельзя стоять на месте, но азари не слушала, целиком и полностью поглощенная впечатлениями. Она продолжала держать новоприбывшего на прицеле, ибо он не выразил еще согласия - и попутно осматривала его, насколько позволяло здешнее освещение. Как бы она ни старалась, но видела лишь силуэт, размытый тусклыми лучами. Впрочем, даже если бы она видела его достаточно хорошо, то не смогла бы толком сказать, насколько опасен противник. Эти черты саларианцев - щуплость, юркость, говорливость; не позволяли оценивать их как опытных и умелых врагов. Кто-то мог бы сказать, что они не созданы для такой работы - что наемники из никакие, но это мнение настолько ошибочно, что вызывает снисходительный смех. Пусть от гостя не веяло опасностью, он был таким же, как и все здесь собравшиеся - избранным не зря.
Саларианец ей нравился. Он был "Искрой" - внушал доверие, даже будучи врагом. Хаарон словно бы была уверена, что если она опустит оружие, он не станет атаковать или бить ножом в спину - но какие бы светлые надежды не внушал незнакомец, держать его на мушке было бы разумнее. Еще разумнее - убить. Здесь наемница была всецело согласна с Эребой. Опасно оставлять в живых врага, способного еще натворить бед. Насколько много правды в словах батарианца?
Жизнь, непримиримая и каверзная, учит наемников доверять не только своей интуиции, но и интуиции друг друга - если ты сам не уверен в каком-то вопросе достаточно хорошо, то следует поинтересоваться, что второе "Я" говорит твоему напарнику. Каждый наемник - индивидуален ровно настолько, насколько то позволяет природа. Шиани знавала кроганов, способных по-наитию вывести отряд на врага - даже если его местоположение было прописано ошибочно или вообще отсутствовало; знавала саларианцев, которые в точности могли угадать, когда стоит выходить из укрытия, а когда лучше повременить; знавала азари, способных воевать на незнакомой доселе местности, полагаясь лишь на свою интуицию. Если бы кто-то удосужился спросить, Шани бы ответила, что батарианцы не зря стали самыми именитыми работорговцами - это было у Алека в крови и сейчас, должно быть, подсказало ему верный путь. Работорговцы нередко выгадывали выгоду благодаря внутреннему голосу, говорящему - кого стоит убить сразу, а кого захватить в качестве заложника.
Вслух она это говорить не решилась, понадеявшись, что Эреба сама придет к этой мысли - ибо подобное сравнение могло быть неприятно напарнику, могло вывести его из себя или положить начало вражде. Слишком плохо она знала его и отнюдь не могла назвать другом, с которым можно поделиться любой мыслью, пришедшей в голову.
Она могла сказать, что как команда, они сработались неплохо - действовали слаженно и понимали друг друга с полуслова. Может, это голос опыта, а может, та частица доверия, которую наемники дозволили себе в общении. Недостаточно, чтобы быть спокойным за свою спину, но вполне хватает, чтобы не мешаться под ногами друг у друга.
Она опустила штурмовую винтовку, тем самым показывая, что приняла мнение Алека и готова довериться его интуиции, а если Искра решит сбежать или (что куда глупее) напасть, то биотика, а так же недюжинная сила крогана разорвут его на части.
- Хаарон. - бросила азари, практически не размыкая губ и кивнула. Не стоит забывать об элементарной вежливости, даже находясь в подобной ситуации. Теперь же, когда все "ритуалы" были соблюдены, азари потеряла к гостю всякий интерес кроме обыденного и ожидаемого. Её больше волновали здешние своды и дальнейшая цель, до которой нужно добраться. Час от часу не легче.
Теперь же, в большей степени она обратилась к своим напарникам: - На нашем пути есть три развилки, в одну из них упирается главный коридор. Я не имею исчерпывающих знаний в археологии, но могу сказать, что этот храм использовался точно не для целей религиозного характера - в таких строениях обычно встречается уйма статуй божества или божеств - но здесь ничего. Только фрески.
Она не стала разбавлять свою краткость длительными описаниями и указывать на то, что место это в высшей степени странное. Лишь обвела взглядом зал и молчаливо выразила уже заведомо известную мысль: пора двигаться.

+2

9

Обычно Эреба была сама вежливость, но знакомиться с пришельцами, угрожающими ей оружием в древних храмах не входило в её планы. Найлин Каис, да? Скорее всего ложь, но уличать саларианца в этом она не собиралась - это личный выбор каждого, как представляться. Кто-то, как Алек, представляется своим настоящим именем, а кто-то, как Хаарон, прозвищем. Что касалось Эребы - обычно все кто к ней обращались давно знали её имя, и женщине не приходилось повторять его дважды.
- Он нам еще попортит кровь, - спокойно заметила Эреба, указывая на острый ум саларианцев. Даже без оружия они весьма серьезные противники, способные обратить преимущество противника против себя. Убить крогана голыми руками он точно не сможет, но вот устроить обвал, который погребет её под обломками вполне мог, - не поворачивайся к нему спиной.
Просто совет, кинутый батарианцу, ничего более. В молчании выслушав Хаарон, кроганша на минуту задумалась. Вне сомнения, когда стены не давили на сознание, она быстро ориентировалась на местности, что обычно не присуще наемникам её расы, однако сейчас была совсем другая ситуация. Нюх обострился, дразня инопланетянку резкими, терпкими запахами исходящими из глубины коридора, что неизменно подтачивало камень спокойствия Эребы. Тяжело выдохнув, женщина потерла глаза и подняла взгляд на стоящую поодаль азари. Развилки сильно усложняют дело - это означало, что времени на поиски нужной им комнаты потребуется больше чем они рассчитывали. А еще, скорее всего, им придется разделиться, что наемнице совсем не нравилось. В развалку подойдя к Хаарон, легким кивком показав свое расположение, и пошла вперед, полагаясь на свое зрение.

Темнота встретила кроганшу приветливо обдув её лицо влажным воздухом. "Где-то здесь есть вентиляция", - подумала про себя Эреба, пытаясь прислушаться. Тихие шаги напарников отвлекали, перекрывая шепот песка и ветра. Разочарованно поморщившись, она вновь двинулась вперед, пока лучи фонарей не обожгли ей взгляд.

+1


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Iden Prime | Иден Прайм » Подземный храм.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC