Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Afterlife | Загробная жизнь » VIP-зона.


VIP-зона.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Открыта для приглашённых и для тех, кому пароль достался "обходными путями". Помещение не находится под наблюдением охраны, поэтому нередко из клуба людей выносят вперёд ногами. Тебе ударили - защищайся, полез в драку первым - огребёшь.

0

2

Совместно с Velvet.

Клуб "Afterlife". Жгучий, словно адское пламя, доставленное сюда прямиком из того мира. Неуловимые ритмы электронной музыки, бьющие по ушам, словно ток. Сияние сотни прожекторов и цветных дисплеев, ослепляющих и бьющих по глазам в такт. Шесты и танцующие с ними азари с притягивающей взгляд грацией движений, словно слитые воедино с этой электронной вакханалией света и звука.
Бит!
- Эстер, тебе нравится Омега?
Этот бит. Он заводит, пробуждает какие-то дикие чувства и эмоции. Животный инстинкт. Сливаться с музыкой. С Ритмом. С  битом. Нырять в лучах неоновых огней, кричать от разрывных тонов синтезатора. Смотреть, танцевать, утопать.
- Здесь… безопасно, - девушка пожала плечами, на лице ее улыбка, скользкая, как она сама, и голос, с легкой хрипотсой,- и  у людей вокруг слишком много своих проблем, чтобы создавать их кому-либо еще… Хотя меня больше интересует, как ты  относишься к Омеге. И почему так сюда стремился.
Азари, танцующая на соседнем столе изогнулась под каким-то невообразимо крутым углом и резко вывернулась обратно. По ее  темно-синей коже скользили фиолетовые блики неоновых огней, такие заманчивые и притягивающие... Максимус наблюдал за девушкой с  какой-то особой охотой, запечатлял у себя в памяти необычные изгибы ее тела, отражения света на ее коже, неуловимые  красноватые рефлексы.
- Я сюда никогда не стремился. Омега сама назначает мне время встречи.
Вельвет, снова ухмыльнувшись, достала мундштук и задымила. Как это было типично для Омеги: табачный дым, электронный бит,  грязь и свет.
- Дай закурить, ну пожалуйста, - с трудом выговорил какой-то человек, приблизившись к столику Феликса и Эстер. Парень  был пропитан духом этого заведения: как один из сотни танцующих неподалеку посетителей, он был пьян и, вероятно, находился  под действием какого-то сильного наркотика. Красный неон отражался на его грязной и потной коже, а утонувшая в табачном дыме прическа напоминала чуждый для Максимуса панк-рок.
Вельвет нервно сделала глубокую затяжку и что-то ему ответила.
Максимус старался не обращать на пьянчугу внимания. Он сидел, закинув ногу на ногу, и, пафосно задрав подбородок, продолжал  наблюдать за азари. Впрочем, краем глаза он все же следил за странным гостем.
- Зажигалку можно взять в баре, - с каменным лицом проронила Вельвет, доставая из кармана пачку и протягивая парню одну из  сигарет. Тот дрожащей рукой взял сигарету и легким щелчком пальца зажег ее. Тоже задымел. Максимус сморщился от нарастающей  концентрации табака в воздухе.
- Пошел отсюда, дурень, - достаточно ясно выразившись, сказал Маг. Его интерес к азари слегка поугас и теперь надменный  взгляд устремился прямо на парня, - живо.
Панк довольно кивнул и слился с толпой таких же, как он.
- Шпана... Кто его сюда пустил? - недовольно пробурчал Максимус. Он любил этот чертов образ. Любил одаривать окружающих  надменным взглядом. И какое удовольствие он получал, когда те, находясь под действием его величия, ошарашенно подчинялись.
Он обожал Омегу за одно только это. Хороший мир, если не обращать внимание на его грязь.


Два часа назад.
Вход в VIP-зону клуба "Afterlife" находился в более чем ненавязчивом месте. Прямо посреди какого-то жилого массива,  находящегося неподалеку от основной части этого "загробного" заведения.
К одинокому охраннику подошли двое. Один был одет в элегантный черный костюм, горящий неоново-голубым светом на рукавах и  воротнике. Широкоплечий, гордый и статный мужчина, на вид лет тридцати. Аккуратно уложенные волосы, надменный взгляд.
Вторая – худая, высокая, но от этого не менее изящная женщина, лишь немногим уступающая своему спутнику в росте. Строгое  серое пальто было наглухо застегнуто, и она бы показалась обесцвеченной, графичной, если бы не два ярких пятна: цветастый  платок, повязанный на шее и слегка выглядывающий из-под воротника пальто, и янтарно-карие, аккуратно и тонко подведенные  черным глаза. Однако, в чем-то у нее со спутником был контраст - черные волосы непослушной гривой спадали на плечи и спину,  а выражение лица было не надменным, а непроницаемо-дружелюбным, каменным.
- Я так полагаю, у вас и спрашивать ничего не надо? - слегка посмеиваясь, сказал турианец.
- Все верно, Дракон уже ждет нас внутри, - ответил Максимус.
Двое вошли в коридор, соединяющий основную залу VIP-зоны и жилой квартал. Как обычно бывает, помещение пустовало.
- Ну что, партнер. Этот вечер в нашем распоряжении, - пытаясь изобразить флиртующий взгляд, тихо произнес Маг.
- То, что ты решил потратить его на распитие напитков в сомнительном заведении, конечно же, многое говорит, - проронила Вельвет в ответ и слегка приподняла уголки губ в знак того, что это было сказано не с целью обидеть.
В этот момент из залы вышел саларианец. Желто-коричневый костюм, острый взгляд, напряжение во всех мышцах лица, дерганные  движения.
- Чтоб вы все сдохли, сволочи! - протараторил пришелец, делая выпад в сторону Максимуса, - это все из-за вас! Из-за вас!
- Отвянь, - холодно ответил Маг, - я тебя не знаю, как и ты меня.
- Вы во всем виноваты! Это вы, поганые люди, убили моего брата своей чертовой эпидемией!
Максимус, сохраняя внутреннее спокойствие, ударил кулаком воздух перед саларианцем. Появилось легкое, искажающее  пространство вокруг, голубоватое свечение. Воздух разошелся вокруг руки Максимуса стремительным вихрем. Приглушенный звук, удар, и саларианец, тихо ворча себе под нос, прижался, движимый сильным ударом, к стене.
- Грубовато, тебе не кажется? – вздохнула Эстер, убирая Ремеди Четвертый. – Пожалуй, пистолет, направленный в лоб, был бы более тонким намеком, чем это.
Максимус лишь пожал плечами и открыл дверь. Двое, как ни в чем не бывало, вошли в основное, полное бурлящей жизни, помещение VIP-зоны.

Отредактировано Maximus Cherrus (2012-02-23 18:21:30)

0

3

Яркое, красноватое свечение пойла в бокале. Вельвет с любопытством приподняла его и посмотрела сквозь толщу полупрозрачной жидкости и стекла на танцующих азари. Нет, ничего не видно. Жаль. Азари, вдруг окрасившиеся в розовый, наверное, были бы довольно-таки занимательным зрелищем, и отвлекли бы Эмму… Эстер от музыки.
Мучительно-сладкой, полной разрывающей энергии музыки.
Ритм жалящими пружинами сворачивался в кончиках пальцев, светящейся, режущей металлической нитью проходил через вены и нервы. Он подчинял себе, и женщина, сама того не желая, двигалась в такт ему. Все вокруг двигалось в такт ему.
  Вельвет со вздохом откинулась на спинку стула, поставив бокал на место. По крайней мере, здесь, на Омеге, в «Afterlife», она могла почувствовать себя в безопасности. Было даже непривычно легко без линз и тяжелого узла волос на затылке, и непривычно уютно в любимом пальто.
- Эстер, тебе нравится Омега?
  Женщина перевела заинтересованный взгляд на спутника – до сего момента он предпочитал молча наблюдать за азари.
А Макс, судя по всему, тоже не мог противиться музыке – даже его слова вплелись в ритм, став его частью. Вельвет не могла сдержать легкой улыбки, впрочем, надолго она на ее спокойном лице не задержалась.
- Здесь… безопасно, - пожала она плечами,- и у людей вокруг слишком много своих проблем, чтобы создавать их кому-либо еще… Хотя меня больше интересует, как ты относишься к Омеге… И почему так сюда стремился.
Следующую усмешку Вельвет спрятала в бокале, делая глоток. Удивительно, за всю неделю у них так и не нашлось времени просто поболтать – они по большей части спорили, что делать дальше…
- Я сюда никогда не стремился. Омега сама назначает мне время встречи, - отправляя в себя остатки вина, которое Эстер никогда не любила, ответил Макс и вновь увлекся наблюдением за азари.
  «Ответ на один вопрос из двух,»- с холодным спокойствием подметила Вельвет, но, тем не менее, почувствовала, как уголки губ сами собой приподнимаются в ухмылке.
Какая глупость. Она поспешила отставить полупустой бокал в сторону и, откинув волосы назад (снова попав в ритм, будь он проклят), оглянулась.
Не только напитки делали свое черное дело. Атмосфера в «Afterlife» была одурманивающей, опьяняющей – Вельвет поняла это с особой ясностью, когда поймала себя на том, что охотно наблюдает за какой-то азари и любуется ее движениями.
«Прелесть какая,»- она решительно оборвала себя и, пошарив в карманах, достала мундштук, сигарету и зажигалку. Через несколько секунд дым обвил ее голову, запутался в волосах и поднялся вверх, подрагивая и извиваясь в такт окружающей музыке.
- Дай закурить, ну пожалуйста,- вдруг раздался хриплый голос рядом. Вельвет вздрогнула. Не вписывался в такт. Совершенно не вписывался. Сломал, фактически.
Женщина посмотрела на нежданную помеху почти с сожалением. Она только-только привыкла к ритму и расслабилась, и тут... оно. Ну ладно, может быть, спокойно отойдет?
  Вельвет нервно сделала глубокую затяжку. Повеяло холодом.
- Вы уверены? – с непрошибаемо-дружелюбным спокойствием спросила она, подавляя чувство гадливости, - Может быть, вам лучше выйти на свежий воздух?
Хотя воздух Омеги свежим назвать было нельзя, Эстер меньше всего хотелось, чтобы это существо после сигареты вдруг почувствовало себя хуже рядом с ней. Ведь не будет же он тактично отходить прочь, чтобы покурить…
- Да мы же люди, ну! Ну дай закурить! - с жалобным выражением лица настаивала помеха.
Эстер закрыла глаза и затянулась поглубже. Ладно. Ей не стоит труда сдержаться. Она вновь потянулась к карману пальто, вытащила оттуда пачку, раскрыла ее, протянула пареньку.
- Зажигалку можно взять в баре, - с каменным лицом проронила она. Теперь она следила за помехой не брезгливо, а точно кошка – внимательно и не моргая. В ничего не выражающих янтарных глазах отражались алые огни, черная грива была освещена разноцветными рефлексами.
Пугающий вид, чего и говорить, но эта пачка была последней. Вельвет не хотелось бы, чтобы она кончилась раньше времени или вовсе исчезла из ее рук – от этих странных людей всего можно было ожидать.
Сигарета была буквально выхвачена из пачки и мгновенно зажжена. Эстер почувствовала небольшой укол зависти – уж больно эффектно выглядело то, как помеха ее зажгла.
Дыма в воздухе стало в два раза больше, однако существо так и не убралось из поля зрения. Вельвет уже открыла рот, чтобы попросить его удалиться, но Макс ее опередил:
  - Пошел отсюда, дурень, - хлестнул его голос.– Живо.
  Эстер порадовалась, что спутник не может видеть ее лица. «Ну надо же, неужели дым на него так раздражающе действует, что он даже оторвался от азари?..»- подумала она, слегка ухмыляясь и заставляя туманную завесу над их столиком стать еще гуще.
- Шпана. Кто его сюда пустил?.. – продолжил ворчать за спиной Макс, однако уже в полголоса. Вельвет повернулась к нему:
- Вероятно, деньги или дружки, - теперь она даже не пыталась скрыть улыбку, позволяя ей стать широкой, приятной и слегка насмешливой.

Отредактировано Velvet (2012-02-24 09:49:22)

0

4

оос: чужая речь подчёркивается.

Стоит ли ненавидеть Омегу - этот экзотический цветок, зависший посреди астероидов, на одной из свободных орбит? Она была той самой таиландской шлюхой, от которой можно подцепить одним махом и сифилис, и СПИД. Она была шлюхой, ублажающей желания наёмников, убийц, контрабандистов. Она нравилась многим непритязательным умам - ибо у неё довольно неплохо получалось отсасывать любому, кто обратится с заказом. Омега - гордая снаружи и продажная внутри. Она гнила и разлагалась, получая от этого лишь удовольствие. Она была красива - в определённом кругу понимания. Она была отвратительным гнойником на теле галактики - но вспороть невозможно, не причинив огромного вреда. Омегу терпели, но любить - это вряд ли.
Этим утром, Мерсер высадился у четвёртого причала и нисколько не стесняясь отвратительной вони, покинул территорию высадки. Цивилизованный космопорт? Вы что, смеётесь? Прямо здесь, едва сойдя с корабля, можно было получить пулю в лоб и прилечь отдохнуть на вечность-другую. Пока твои кишки не обглодают местные крысы и ворка, постоянно крутящиеся поблизости. На Омеге, один неосторожный взгляд может стоит жизни, а неправильное слово может развязать войну. И Алекс справедливо полагал, что галактика не оттрахает Омегу, и уж скорее она сама поимеет весь мир.
Он сплюнул, пинком убирая мусорный бак со своего пути. Ему нравилось это перманентное чувство опасности - не покидающее ни на секунду. Это животное желание и запах пота. Оно побуждало пробудить инстинкты - убить кого-нибудь незамедлительно, прямо здесь. И Мерсер с удовольствием последовал бы этому совету  - если бы не обладал хотя бы каплей ума. Прощаться с жизнью, выхватив пушку прямо на входе в жилые кварталы - что, в конце концов, за ересь. Когда-то здесь правили Синие Светила, а теперь, адепт уловил совершенно чужой взгляд со стороны. Жёлтое обмундирование и эмблема в виде солнца - Затмение. Эти трусливые ублюдки потихоньку отхватывали Омегу у Кровавой Стаи. Может, когда-нибудь, они замахнутся и на Арию - и издохнут в ближайшей канаве, как и полагается крысам.
Махать пушкой здесь было вредно. По крайней мере до тех пор, пока на тебя смотрят "местные власти", оценивая словно новый товар. Только вот, к огорчению наёмников, подставляться агент Цербера не собирался. Во всех смыслах. А уж рвать задницу за сущий бесценок - тем более. Навоевался во имя "идеалов", хватит уже.
Призрак был совершенно прав, когда отправлял Мерсера на Омегу. Он не восторгался её "красотой", не вёлся на дешёвых проституток и вполне трезво оценивал ситуацию. Он был иммунен ко всему этому развратному очарованию. Не потому, что ему не нравилось ощущение греха, а скорее потому, что он умел убивать - животные страсти не накаляли горячую кровь до предела. Пошли сюда неподготовленного разведчика и обратно приедет труп. Будет чудом, если целиком. А ежели отправить натасканного специалиста - дело пойдёт быстрее. И возможно, он даже вернётся обратно - живым.
Ему предстояло встретиться с парочкой информаторов и получить у них сведения касательно Шепарда и его подружки - Миранды Лоусон. Призрак хотел её убрать? Без проблем, как будет угодно светлейшему начальству. Впрочем, чаще Мерсер посылал его "в жопу" и прекрасно осознавал, что сквозь зубы его посылают в ответ. Оперативники в один голос шептались, словно мелкие суки - "доиграется, дождётся", а Алекс лишь скалился в ответ. В этой грёбанной жизни, терять ему нечего - по большому-то счёту. Он не собирался доживать до старости и едва-едва передвигаться по квартире дряхлыми ногами. Он боялся ослепнуть, боялся не подняться с кровати в один день. Он боялся стареть - не хотел ощущать себя бесполезным дедом, не способным вести полноценную жизнь. И мысли эти, вызывали то раздражение, то знакомое сосущее чувство под ложечкой. Адепт отсчитывал месяцы - до очередного дня рождения, чтобы поздравить себя с "хер знает каким по счёту" бесполезно проведённым годом.
Говорили, кстати, что у Лоусон задница ничего так. К сожалению, с ней [с Мирандой, а не с задницей] Мерсер не был знаком - в силу сложившихся обстоятельств, им так и не удалось пересечься. С одной стороны, это плюс - никаких сомнений, никаких сожалений нет и не будет. А уж посмотреть в глаза непонимающей жертве - это сущее удовольствие. Возможно, начальство предвидело подобный поворот событий. Возможно, Джейкоб тоже был неплохим парнем. Но он был непредусмотрительным оленем. Он был мёртв, а у Алекса появилось новое задание.

Сунув блок данных в задний карман, Мерсер зевнул. Спать на жёстких койках "пятизвёздочного лайнера" - это всё равно что всю ночь вертеться на корнях дерева, стараясь лечь так, чтобы никакая "сучья дрянь" не упиралась теле в спину, в лопатку или в голову. Заснуть получилось разве что с пятой попытки, да и то - с грехом пополам. Спал адепт чутко, ибо его личная паранойя росла как на дрожжах. Теперь можно было и пошляться по станции, пропустить стаканчик-другой в местном баре. Расслабиться, пока есть возможность.
Единственным приличным заведением на Омеге всегда считалась "Загробная Жизнь". Она отражала суть всей станции - элитная проститутка, как никак. А уж посетителей в неё всегда набивалось под завязку. Хмуро хмыкнув, Алекс взбежал по ступеням и протиснулся сквозь автоматические двери - пора было покидать этот вонючий квартал, иначе недолго нахвататься какого-нибудь ядовитого газа и помереть в какой-нибудь канаве для отходов. Смертность на Омеге была поразительно высока. Может, дело в контрабандистах? Нет, ну просто нельзя поверить, что во всём виноваты несчастные, обделённые жизнью наёмники. Что же, Зевс всегда готов предложить им пулю помощи.
Вот он, VIP-зал. Место для избранных - для тех, у кого есть деньги или власть, а то и всё сразу. Правда и схватить здесь фунт железа в брюхо - не так уж сложно. К примеру, на танцплощадке какой-то мудак уже начал подбивать к танцовщице клинья. И ежели никто ей не поможет - найдут "бедняжку" завтра прямо в соседнем переулке. С перерезанной глоткой и всеми признаками изнасилования.
Всё бы ничего, да контингент здесь собрался хамоватый.
- С дороги, сопляк. - это обращение Мерсеру очень не понравилось. Он даже огляделся - а точно ли к нему, к агенту Цербера, обращаются. Или может наёмник немного попутал и решил так поприветствовать своего любимого дружка, мать которого трахал дня два-три назад? А не найдя никого, более менее соответствующего описанию [разве что, ежели не считать ближайшего крогана], растянул губы в мерзкой ухмылке. - Сопляк, да?
С треском и грохотом наёмник протаранил барную стойку и встретившись с шестом танцовщицы, к сожалению, решил разделиться на двух небольших наёмников. Мысленно пожелав ему удачи, Алекс нашёл более менее свободный столик и рухнул на конфискованный стул. Ему было откровенно наплевать, что за столиком этим сидела парочка. Или не парочка, хрен их поймёшь. Адепт просто хотел выпить.

0

5

Ритм резко изменился. Диджей поставил очень быструю композицию, под удары которой тело произвольно содрогалось, словно движимое силой какого-то наркотика. Казалось, что весь мир вокруг завращался быстрее: азари стали изгибаться под еще более завораживающими углами, свет заморгал в тумане с еще большей скоростью, и даже красный неон огней стал еще более насыщенным.
В этот момент началась суматоха: тело одного парня неподалеку вдруг с огромной силой врезалось в танцевальный шест. На удивление Максимуса, с шестом ничего не произошло, а вот судьба человека оказалась плачевной: беднягу разделило на две части. Стоявшую рядом азари с головы до ног обрызгало кровью, впрочем, как и всех, находившихся в метре от нее. Кто-то потерял сознание, а кто-то завизжал от восторга.
- Чертова Омега, - допивая бокал красного вина, проронил Максимус. Это был уже не первый бокал, к слову, и сознание мужчины было слегка помутнено "божественным" напитком. Маг поморщился, глядя на останки разделенного надвое парня, а затем взял в руки бутылку, чтобы налить еще вина. Хотел было предложить немного Вельвет, если бы не одно "но"...
Мужчина, жертвой которого стал ныне покойный бедняга, упал на третий, свободный стул, стоявший за столиком Феликса и Эстер. Он был чрезвычайно старомодно одет: богом-забытые джинсы, которые вышли из людской моды около полувека назад, короткая куртка с капюшоном, небрежно накинутым на голову и скрывающим часть лица. Даже Вельвет, падкая на ретро-стиль не выглядела столь странно, как этот человек. Максимус, подав корпус вперед и облокотившись на стол, стал вглядываться в лицо незваного гостя. Какие-то неуловимо-знакомые черты, мотающиеся по сознанию в поисках самих себя, как вертящееся на языке слово. Острое лицо, как у бледнолицего Джокера из того самого фильма начала прошлого столетия, такие же высокие скулы, тонкие аккуратные брови. Разве что, вместо горящих безумным огнем глаз и нарочито-шизоидной улыбки истинного сумасшедшего - тоска и тяжесть пережитого прошлого: узкие губы сошлись в одну грубую полосу, а глаза утонули в пустой ненависти к окружающему миру.
Мысли о тяжелом прошлом старомодного мужчины вдруг навели Максимуса на мысли о своем собственном. Далеко не простом, как лодка во время шторма. Разбивающаяся о бортики корабля волна, раскачивающая его поверхности воды. Шепчущая: "Перевернись...", - в то время, как одинокий пассажир стремится сохранить себе жизнь на бесконечных просторах темного моря.
Нулевой Скачок. Далекая станция, купленная Альянсом Систем для проведения своих мерзких исследований. БАиР, одна лишь аббревиатура, вызывающая в голове дикие ассоциации. Нельзя сказать, что время, проведенное на станции было однозначно самым жутким за всю жизнь Максимуса. Однако, он это время ненавидел. Косые взгляды детей, по большей части, лишенных какого-либо внимания или опеки. Никому не нужные, их всех просто скидывали, как на кладбище. Эксперименты... L2, чертов имплантат, сломавший жизнь большинству этих бедных и несчастных. Максимус, как один из самых старших "подопытных", был чуть ли не первым, получившим его. А L1... Самый первый. Сколько смертельно-опасных операций было проведено в то время, Максимус даже боялся представить. Дико повезло в обстоятельствах, с удачей никак не ассоциируемых.
Зацепка... Как же его звали, того парня? Узкое лицо, с острым подбородком и высокими скулами. Ярко-голубые глаза, хрустально-чистые, притягивающие своей необыкновенной красотой. Образ, застывший посреди этой чертовой Бернальской сферы Нулевого Скачка.
Вино вскружило голову с очередным ударом электронного бита. Глаз ухватился за еще одной азари, другой, что танцевала на центральной "сцене". Неоновые огни, красный свет, все перемешалось...
- Как тебя зовут, странник? - спросил Максимус, отбрасывая какие-либо сомнения и наливая гостю вина. Внутренняя ненависть к нарушителю спокойствия погасла, ее задавила несломленная вином интуиция. Как же знакомы эти черты лица. Как же знакомы...

Отредактировано Maximus Cherrus (2012-02-24 10:25:48)

+2

6

Кровь на металле переливалась разноцветными бликами, и казалась лишь еще одной деталью интерьера, детищем какого-то дизайнера со специфическим чувством прекрасного... Азари, обрызганные кровью, издали казались розоватыми и действительно представляли собой интересное зрелище.
По крайней мере, в этом себя уверяла Вельвет, тщетно пытаясь утихомирить шалящий пульс и отвести взгляд от двух половинок какого-то бедолаги.
Разрез был неаккуратным, рваным, а шест был вовсе не настолько тонким или острым, чтобы так просто разорвать человека. Эстер сцепила пальцы вместе, чтобы унять дрожь, появившуюся от внезапно всплывшей в голове мысли. Какую силу нужно было иметь. Какую небывалую силу...
Нет, хватит. Вельвет закрыла глаза, возвращая себе спокойствие, и вновь поднесла мундштук к губам.
  - Чертова Омега, - выдал Максимус откуда-то сбоку. Женщина, не открывая глаз, кивнула:
  - No rest for the wicked. Даже в "Загробной жизни", - голос ее звучал еще более низко и хрипло, чем всегда.
Раздался скрип стула, но отнюдь не со стороны Макса. Вельвет встрепенулась.
Человек, подсевший к ним, не проронил ни слова. Никакой дежурной любезности (хотя было крайне глупо ждать ее здесь), или простого приветствия. Пожалуй, при обычных обстоятельствах Эстер бы продолжила курить, как ни в чем не бывало, но обстоятельства были отнюдь не обычные. Перед ней сидел тот, кто был способен швырнуть нечто, равное ему по весу, с просто нечеловеческой силой... Ну, или просто был очень хорошим биотиком.
Вельвет снова начала напоминать настороженную кошку.
No light, no light in your bright blue eyes... - пропела она вполголоса, совершенно не слышимая в окружающем грохоте.
Максимус, судя по всему, тоже заинтересовался нежданным соседом. И подлил ему вина, спросив имя. Эстер едва сдержался улыбку - судя по всему, Макса от азари могло оторвать не только увеличение количества дыма вокруг, но и убийца. Какая прелесть, в самом деле, в подобных обстоятельствах узнавать черты характера "коллеги".
Знала бы - осталась на "Страннике" и чуть подправила прицел Ремеди Девятой.

Отредактировано Velvet (2012-02-24 16:01:01)

+1

7

Приступ постепенно успокаивался - так же, как пытается угомониться шторм в открытом море, огрызаясь на ветер снопом искристых молний. По большому счёту, Мерсер, получивший смачный пинок трезвости и мощный хук справа от адекватности, не мог понять - зачем он так топорно прикончил бедолагу. Слишком топорно. Непрофессионально. Показушно. Голова затрещала, словно счётчик Гейгера при входе в аномалию: кто заказывал мигрень, поднимите, пожалуйста, руку.
Славно. Теперь каждая собака знает, что я здесь - на Омеге. Пройдёт время, они проверят внешнюю схожесть. И вуаля, вот он, Джок Мак-Манвери, восстал из мёртвых.
Убийца повернул к "соседу" голову, растягивая губы в немой усмешке. Ему не нравился этот взгляд. Эта изучающая внимательность - было в ней нечто неуловимо знакомое. Заведомо известная предвзятость и небольшая толика интуиции. Чёртово понимание, глубокая тень сожаления - ложились тоннами ила на болотистое дно. Диоды мерцали, меняя цвет глаз незнакомца - в них плескался и осенний лес, и кроваво-красное месиво из сотни-другой опороченных тел. Мировой океан и буря в стакане. Необъятный простор для размышлений -  в одной лишь радужке, расширившейся в заинтересованном удивлении. В этой осторожной реакции скрылось и едва уловимое ощущение дежа вю, словно незнакомец вдруг вскочит и раскинув руки, заорёт: Ба! Вот так встреча! Давно не виделись, приятель.
Но незнакомец сидел, а Алекс усиленно охлаждал желание убивать - взявшееся из ниоткуда. Он ненавидел ностальгию. Не столько потому, что она заставляла вспоминать ушедшее и забытое, а скорее потому, что она вызывала какое-то извращённое ощущение удовлетворения. Мазохистскую мысль - "так и должно было быть". Чёрт подери, неужели этот треск в голове не может успокоиться?! Хотя бы на минуту. Хотя бы ненадолго. Адепт склонился над столом, облокачиваясь о него локтём. Это ощущение тошноты, подступающей к горлу - как на "Гагарине", когда его вновь и вновь заставляли биться о невидимую преграду, подгоняя желанием мстить.

- Давай, Мерсер. Подними её ещё раз.
- Я не могу. - он покачал головой, оседая на землю в бессильной злобе. Он не мог. Правда не мог. Сквозь обезвоживание, выходящее в рот бесконечной пустыней, проскальзывало желание лечь и никогда не подниматься. И к чёрту программу "БАиР", с её тюремщиками. К чёрту эту груду металла, которая при каждом поднятии непосильным грузом оседала у биотика на плечах. То, что о них говорили - сущая нелепица. Стоит только применить телекинез, как вес поднимаемой вещи оседает на руках, словно ты сам несёшь её у себя на горбу. Джок удивлялся - как это его до сих пор не раздавило от бешеной физической перегрузки.
- Поднимай. Живо. Или ты не хочешь отомстить этим грёбанным батарианцам? Они убили твоих родителей, они и тебя бы разорвали на куски. Но ты выжил и твой долг перед отцом и матерью очевиден. Поднимайся, слабак. Поднимайся и работай, а иначе я вышвырну тебя в открытый космос.
И Мак-Манвери поднимался, рыча от ненависти. Всепоглощающей чёрной дыры, пожирающей любое иное чувство. Сожаление? Ерунда. Любовь? Чушь. От этих "бесполезных вещей" членов группы "С" отучали всеми возможными методами. Глядя на небольшие "товарищества" по ту сторону блока, Мерсер изредка завидовал им - ибо они не были одиноки. Но чаще всего - превозносил себя над ними. Просто потому, что это было необходимо. Этого было достаточно, чтобы не сойти с ума.

Он склонился к столу, зажимая лицо в широко раскрытой ладони. Пальцы болезненно побелели, будто собирались раздавить череп к чертям собачьим. Он мог - а почему бы и нет? Впрочем, эта мысль-камикадзе тут же вылетела из головы. Негоже проявлять настолько очевидную невежливость к нежданно-негаданно появившимся "собутыльникам". Хорошие ребята, по крайней мере, адепт готов был размозжить голову любому, кто попытается согнать его с этого долбанного стула. Он устал. Он чертовски устал. Стоило бы выспаться, но мешали сны. Один за другим, бесконечным ворохом кошмаров, они кружили агента Цербера в водовороте, из которого нет пути, нет возврата. Он по уши увяз в дерьме, а выкручиваться - не было смысла.
- Эй, не надо. Не смотри на меня так, будто это я вчера ограбил тот банк.
Мужчина усмехнулся, оглядываясь - визги наконец прекратились. Они больше не били по ушам. Он прекрасно знал, чем кончается такая "эффектная встреча". С Омеги нужно было убираться - даже человек, по биотической силе сравнимый с азари, не сможет дать отпор группировке наёмников. Зажмут в угол и высосут силы. А потом, помрёт нарушитель как последняя, блохастая псина - слишком оскорбительно даже для того, у кого давно не осталось никаких моральных устоев.
- Алекс Мерсер. - он протянул руку, прихватывая предложенный стакан и повертев его в руках в странной задумчивости, одним махом опрокинул в себя содержимое - то ли ради того, чтобы успокоить взбесившийся пульс, то ли ради того, чтобы отрезать напрочь все концы. Это легко - поставить точку. Куда тяжелее тянуть на себе неисчисляемый багаж из прошлого. С которым, по сути, не можешь расстаться - как с любимой кружкой из детства. Иногда, Мерсер задумывался - ежели у него появился бы шанс начать всё сначала, воспользовался бы он им? Вряд ли. В силу привычки, в силу того, что ничем иным он не сможет жить уже никогда.
- Каждое утро Говард получал письма. На протяжении десяти лет. А потом, все его близкие погибли в результате террористического акта. Но каждое грёбанное утро, он выходил на крыльцо и ждал почтальона. Ждал, несмотря на то, что не от кого было уже получать письма. Он старел, весь осунулся, но продолжал. Продолжал выходить на чёртово крыльцо!
С грохотом адепт опустил стакан на стол и в удивлении покосился на тех, кто сидел за этим же столом. А после, едва сдержал смех - он это вслух сказал, чёрт возьми. Размышлял и по инерции, озвучивал эти самые размышления. Подставился как последний идиот. Профессиональный убийца. Ага, как же. Но устыдиться своей "слабости" он не успел - ибо на входе мелькнул знакомый скафандр. А ещё через секунду, бутыль с вином лопнула, встретив одиночную пулю. Твою мать.
Пожалуй, Мерсер думал быстро. А делал, похоже, ещё быстрее. Он перевернул стол, затаскивая за импровизированное укрытие неизвестного и неизвестную. Говорить очевидные вещи он не собирался - стоит им высунуться - и перестреляют наёмники незадачливых посетителей как кур. Ради чего он "спас" тех, кого, по сути не знал? И здесь сыграл чисто шкурный интерес - одному выбираться будет тяжеловато.
- Оружие в сторону и выходите с поднятыми руками. Или сдохнете как крысы. - мужчина громко хмыкнул, вытаскивая из-за пазухи крупнокалиберный пистолет и спокойно перезаряжая его. Чёрта с два он выбежит к врагам на встречу. Разбежались. Сплюнув в сторону, адепт повернулся к недавним знакомым. - У вас есть корабль? Или "шлюпка", на худой конец. Не говорите мне, что вы сюда припёрлись на грузовой посудине, вместе с сотней-другой олухов.

0

8

Максимус подозрительно приподнял бровь, услышав имя незваного гостя. Алекс Мерсер. Что-то нарочито-знакомое, незнакомое во всей своей прелести, плавающее в неопределенности бокала вина. Почему-то Магу показалось, что такое имя парню не идет. Впрочем, Джокером его называть было тоже в высшей степени нелепо. Даже как-то нагло. Глупо. Поделом.
Алекс как-то странно ухмыльнулся, а ухмылка была похожа на его имя. Такая же пустая, слегка угольная, и даже какая-то горькая. Слишком дурная смесь из описаний и образов, возникавших в голове. Немыслимый бред, а впрочем, и не очень. Чертово воображение.
- Феликс Неил. За ваше ничего.
И выпил еще один стакан. Да хватит. Слишком много выпил. Вино уже отравило мозг своими чертовыми чарами. Чертовы чары! И нельзя сопротивляться - только свобода мысли, фантазии. Неоновые огни, режущие глаза, громкая музыка, полная битов и разрывающих мозг неподдельным восторгом тонов синтезатора. О азари! Изогнулась вновь, порадовав Максимуса своей змеиной грацией. Эти линии, они божественны...
Поделом. Еще вина.
- Мысли вслух у вас неочевидные. Даже, я бы сказал слишком, - наливая себе еще, сказал Максимус. А был ли это Максимус? Или он уже настолько слился со своим новым образом, что потерялся? Стал ли он другим? Образ богача, неслыханного богача, отдыхающего в приятной компании миловидно-строгой девушки, дымящей из своего мундштука. И корабль свой, и об Иллиуме никогда не слыхал. Не-ет. Не в этом дело, не тот это образ. Чем он отличается от прежнего Максимуса? Подтасовкой фактов, лживыми документами, так подло исправленными в нужный момент. Что, неужели у Феликса есть какое-то прошлое, которое связывало бы его с этим драным миром? Ох, спасибо вину, но нет. И это не то! И то не это!
В мыслях Максимус вновь уплыл в какую-то неведомую даль. Он и не заметил, как взгляд снова притянулся к танцующей азари, словно по привычке. Он, даже не задумываясь, наслаждался этим дивным образом. Он застрял в его голове. Этот изгиб позвоночника, идеальный во всех смыслах, полный рефлексов и отражений. Максимус и не замечал этого, думая о чем-то своем.
О чем это я? О Мерсере, конечно.
Маг перевел взгляд на мужчину. Нет, он не похож на пьяного дурня. А сам-то Максимус похож? Похож на пьяного дурня?
Реакция сказала, что нет. И добавила, что оказывается, вино ей мешает. Оно ей мешает. Замедляет. Как в старом фильме. И несутся тысячи огней во все стороны, и неон горит еще более кровавым цветом. И слишком больно бьются о плечо осколки бутылки вина. Какое счастье, что она уже была пуста.
Истина в вине!
И даже не заметил Максимус, как оказался в укрытии. Мир его покрылся тенями, неоновые огни загородило широким столом. Грохот. Удары в спину. Нет же, не в спину... Это стол вибрирует, содрогаясь под непрерывным огнем. Дак это винтовка... Знакомая винтовка. Звук, как у М-15. Вероятно, это Синие Светила или Затмение. Какой черт их занес сюда?
И мимолетный взгляд в сторону Мерсера. Да, пустота по-маленьку заполнялась. За кем же пришли наемники? За ним или за Максимусом? Кого из них они раскусили? Подставное имя раз, подставное имя два. В любом случае, биться будут не на жизнь, на на смерть.
Чертов бит. Заводит кровь. Хочется стрелять! Не пойдет. Только высунешься - получишь по магазину пуль в каждую часть тела.
Максимус, заглушая вихрь мыслей в голове, вздохнул. Выбор. Только один выбор. Поделом!
- У нас есть судно. "Волна", стоит в доках, - секунду подумав, Маг добавил, - еще у нас есть биотик. Я могу прикрыть нас барьером, но долго не продержусь.

+1

9

О-о-о, этот человек, сидевший перед Вельвет и опустошивший свой стакан так, как будто внутри него рассыпалась пустыня, был не только сильным. Он был еще и очень странным. Не пьяным, не сумасшедшим - странным, по-жуткому странным.
Грустный рассказ про Говарда не был порождением помутившегося рассудка, вовсе нет. Это был холодная повесть, четкая и ясная, как будто новый знакомый действительно хотел открыть им что-то очень важное, и просто начал издалека. Вельвет даже сосредоточилась, приготовилась слушать, отвела мундштук от лица, дабы завеса дыма не мешала ей впиться внимательным взглядом в красивое лицо незнакомца, ожидала продолжения...
Но нет, судя по реакции мужчины, он сам такого от себя не ожидал. Вельвет слегка расслабилась и, следуя примеру Макса... ох, нет, Феликса, тоже решила представиться.
Не успела.
Бутылка вина разлеталась медленно, словно увязая в клубах алого дыма. Долгое, тягучее мгновение, в течение которого мозг понял, что произошло, в течение которого сердце и легкие вновь панически встрепенулось. Вельвет успела лишь судорожно вдохнуть, прежде чем осколки осыпались на пол.
  Алекс оказался не только странным и сильным человеком. Он оказался весьма быстрым.
Еще мгновение - и стол летит на пол, а красивые бокалы разлетаются на тысячи алых кусочков. Второе - и рука Алекса рывком втягивает ее в укрытие. Третье - и в ладонь успокаивающе тыкается Ремеди Четвертый.
Вельвет улыбается, до ушей улыбается.
Алекс еще и болтлив - такой делает она вывод, проводя рукой по стволу Ремеди. То же самое можно было бы сказать в два раза короче. Ну что ж, зато понятно, как он относится к тем, кто не имеет личного транспорта.
Макс пьян - понимает она, в следующее мгновение перекатываясь с задницы, на которую неловко приземлилась, на корточки, в удобную для стрельбы позу. Пьян и одурманен азари. Пф-ф-ф, мужчины. 
Пожалуй, надо кое-что напомнить - через секунду решает она, проводя рукой по поле пальто.
- Корабля даже два. Еще есть "Странник", но до него идти дольше,- кратко говорит контрабандистка, в общем-то, Максу, и поднимает взгляд на Алекса: - А меня вы можете звать Вельвет.
Представляться, как "Эстер Ханелле" она не может. Эстер Ханелле - скромная, мирная женщина, деловой партнер Феликса. А не ведьма с горящими от удовольствия глазами, которая сжимает Ремеди Четвертый. Не ведьма, с холодной улыбкой ждущая, чтобы выстрелить кому-нибудь в голову.

Отредактировано Velvet (2012-02-26 08:02:53)

+1

10

Адепт высунулся из-за стола и выругавшись, резко пригнулся. Пуля, пролетевшая в сантиметре от макушки, с визгом рассекла воздух и проделала дыру в стеклянной стойке напротив. Ещё бы немного - и можно было бы распрощаться с жизнью. Глупая смерть от одиночной пули? Нет, не к этому Мерсер стремился. Нет выхода в железной клетке. Среди тонких прутьев натянут кинетический барьер - можно лишь разбить лоб, пытаясь выбраться наружу. Можно отдаться мнимому правосудию - но разве это лучше смерти? Мужчина вздохнул и усмехнулся - скорее нейтрально, нежели горько. Сколько раз он попадал в подобные ситуации? Сколько раз он сам спасал свою шкуру? Прикрывшись заложником или просто убегая. Убивая со спины или пуская в лоб свистящую пулю. Он не готов был умереть - ибо боялся смерти, как любой человек из плоти и крови. Он боялся умирать, поскольку никто не будет воскрешать такого гавнюка - несмотря на его ум, смекалку, способности и хитрость. Уни-инструмент издал мелодичный звон, явно повествуя о пришедшем сообщении. Не до того. Не время для драконов. Призрак может и подождать. А если не может, пусть сам прётся в это пекло и подставляет свою задницу под шквальный огонь.
Нет выбора. В лобовую атаку переть - значит, получить десяток пуль прямо в грудь. Зайти с фланга - не катит. Выход здесь один.
Мерсер разочарованно цокнул языком. Он едва не пропустил мимо ушей сведения касательно корабля. Нет, всё же кораблей. А девушка, отчаянно приятная на вид, ещё и о вежливости не забыла. Какая нахрен вежливость в такой ситуации? Алекс сосредоточенно кивнул ей, показывая, что он всё прекрасно понял и ответит любезностью на любезность, как только сможет. Как только чёртовы наёмники не будут угрожать его шкуре - единственной, к сожалению. И вполне заменимой.
- Погрузимся на тот, который ближе. Нет времени. Минут через пятнадцать они подгонят технику и подкрепление. - мужчина кивнул куда-то вверх, надеясь, что "спутники" поймут, что этот жест на самом деле предназначался "Затмению". Уж очень не хотелось снова высовываться, чтобы указать направление правильно. Велика вероятность засунуться обратно и прилечь на вечный отдых. Впрочем, спать действительно хотелось адски. - Через главный вход нам путь заказан.
Он хотел было закончить мысль, указывая на то, что все остальные пути - перекрытые тупики, в которых троицу ждёт лишь напрасная гибель, но заткнулся на полуслове. В голову вежливо постучалась мигрень, а после, ворвалась, так и не дождавшись ответа. Ей было абсолютно всё равно - кому садиться на плечи, но почему-то, Мерсер ей куда больше приглянулся. Она обвила за шею, пытаясь задушить. Она сместила взгляд, создавая перед глазами помехи, словно в кино совершенно дерьмого качества. Алекс покачал головой, стараясь вернуть себе всю чёткость зрения и прижал ко лбу ладонь.
Она пустила корни глубоко внутрь - словно чума, разрушая нервные клетки. Она смеялась где-то над ухом, пытаясь разозлить. И у неё это, надо отметить, получалось всегда превосходно. Адепт зарычал утробно, стараясь восстановить равновесие. Он открыл глаза и задохнулся в хрипе - буквально в двух шагах впереди. Буквально в двух шагах. - Свали, Аленко. Ты должен быть уже мёртв.
Разве он был пьян? Разве он был пьян достаточно для того, чтобы призраки начали оживать? Где это чёртово вино, в котором теперь была необходимость большая, нежели за всю жизнь? Алекс хмыкнул, откидываясь на стол за спиной - вглядываясь в размытые очертания старого товарища. Он был рослым. Настоящим солдатом Альянса. - Каково это, так позорно сдохнуть, а?
Мерсер глухо рассмеялся, прекрасно зная, что биотик улыбается в ответ. По сути, он должен был помнить Кайдена как слюнявого пацана, бросающегося на помощь к любому, кто о помощи попросит. Но помнил его, почему-то, совершенно другим. Иным. Честным, достойным уважения. Алекс не стыдился - он жалел, что они редко были на одной стороне. Разве зло и добро могут пожать друг другу руки?
- Тебе проще винить каждого встречного в неудавшемся прошлом? - он бы и рад был зажать уши, чтобы не слышать в голосе укора. Но шёпот всё равно проник бы в голову - словно настойчивый ветер, сбивающий капюшон и забивающийся в уши. Он бы всё равно проник - грохотом раздаваясь в стенках черепа. Алекс неохотно прикрыл глаза - он не мог сосредоточиться, он не мог сделать так, чтобы чёртов бывший сослуживец по организации пропал или стал настоящим. Где-то между реальностью и сном - вот оно, настоящее место Алекса Мерсера. По коже пробежался холодок - время утекало сквозь пальцы, а он медлил с ответом. Мерсер лгал - не призраку прошлого, не новым знакомым, ожидающим хоть каких-либо действий, а скорее, самому себе. Адепт признавал свою ложь, но делал вид, что так - правильно. Верно, так и должно быть. К чёрту. К чёрту тебя, долбаный труп. Не время для сожалений. Я ещё не готов умирать.

Ни единого слова адепт не издал, не подал ни единого знака. Он вырвался из-за стола - абсолютно молча, а биотика "синим пламенем" объяла человека. Мы с вами встретимся только в аду. Заряд биотической энергии разорвал газовую трубу, а электричество ответило треском и ядовитым шипением. Взрыв. Пожалуй, стоило бы пригнуться, уйти в сторону, но Мерсер, всё ещё пытающийся отдышаться после всплеска агрессии и увеличения мощности био-импланта, попросту не успел. Один из обломков цапанул его за руку, рассекая плоть проще, чем размякшее масло растекается по куску хлеба. Мужчина коротко вскрикнул и тут же сжал зубы, останавливая поток ругательств - времени катастрофически мало.
- За мной. - процедил он сквозь зубы и обмотав свежую рану куском чьего-то парадного костюма, выбил из окна тонкое стекло. Расстояние для прыжка - слишком велико. Но рядом с окном проходит труба. Разом смекнув, что можно не ломать себе ноги, адепт ухватился за железную конструкцию и скатился вниз, стараясь не издавать звуки, поразительно близкие к шипению. Чёртова рука. Чёртова рана. Она кровоточила. Время утекало - придётся выбирать.
Приземлившись на ноги и по инерции перекатившись через плечо, мужчина тяжело поднялся и обернулся, дожидаясь, пока "невольные напарники" сползут вниз и отряхнут свою одёжку. Где-то наверху орали посетители, пытаясь найти выход из зала, объятого пожаром. - Если не уберёмся, не только Затмение будет пытаться нас грохнуть. Ария башку оторвёт за клуб.


Переход к Жилым Кварталам.

0

11

/Надеюсь, что мастир не против того, что я вставил в свой пост некоторое расхождение с его постом. Если расхождение совершенно никак не вписывается в концепцию - могу с легкостью его убрать./

Пули безостановочно били по столу, заставляя поверхность импровизированного заслона вибрировать с очень большой силой. Максимусу даже пришлось отодвинуться от него на пару сантиметров - слишком мужчине было неприятно чувствовать эту дробь и в своем плече тоже.   
Звуки стрельбы практически слились с электронным битом. Диджей, вероятно, привыкший к ритму жизни Омеги, продолжал работать и сохранял, так сказать, атмосферу всеобщего веселья. Музыка перешла в напряженное состояние: разрывные тона синтезатора приобрели еще большую мощность, а удары стали еще более интенсивными и громкими. Музыка не вызывала какой-то паники: она насмешливо вторила очередям автоматических винтовок. Поддерживая какую-то свою тему, она заводила еще сильнее, и казалось, что диджей, сидевший в своей комнатушке, только получал наслаждение от нарастающего экшена. 
- Погрузимся на тот, который ближе. Нет времени. Минут через пятнадцать они подгонят технику и подкрепление, - сказал Мерсер, делая жест головой, словно указывая на агрессоров, - Через главный вход нам путь заказан.
Максимус ждал продолжения ответа от него, но, судя по его взгляду, ждал зря. Странный ретро-мужчина что-то видел, что-то такое, чего не видели все остальные. Его "локатор" смог обнаружить какую-то деталь, казалось бы, но в тот же момент Маг понял, что взгляд Алекса слишком неопределенный. Будто покрытый сплошными бельмами видения, проплывший, если можно так выразиться. Мужчина быстро прижал ладонь ко лбу, словно его одолевала сильная головная боль. И начал что-то бормотать про себя. Этот человек, пусть и вызывал у Мага стойкое дежавю, но был определенно странным и отталкивающим. Быть может, наемники вообще пришли именно за ним, а Феликс и Эстер попали в эту заварушку исключительно по его вине. Если это так, то Алекс - чрезвычайно опасная личность, за которой кровавым шлейфом движутся интриги, убийства и вообще истинное зло в его перворожденной форме. И это - самое настоящее объяснение странного ощущения различия между именем и самим человеком. Того самого ощущения, которое Максимус умел различать на "ура". 
Но был и другой вариант причинно-следственной связи: данные наемники пришли за Максимусом. Они каким-то образом смогли пронюхать его фальшивые документы. А может быть, просто кто-либо из информаторов заметил внешнее сходство. Сделали анализ данных, и опа - Феликс уже не Феликс, да и Эстер - не та, кем кажется. И обоих под пистолет: голову Максимуса желает чуть ли не одна восьмая всей Омеги. Миера сумела объединить вокруг себя такое количество врагов, что те, объединившись, просто-напросто могли разнести всю станцию в поисках афериста. Хорошо, что ни Арии, ни трем "столпам" Омеги в лице Стаи, Светил и Затмения это совсем не нужно, и устроить массовую мясорубку из-за одного человека чертовы авторитеты не смогут. Но как-то текущее событие выходило за рамки надуманной морали.
Деформирующийся под действием пуль стол заставлял думать все быстрее и рациональнее. Все то вино, что выпил Максимус, на мгновение утихло, освобождая голову для мимолетных размышлений о насущном. Сейчас бы не помешала отрезвляющая таблетка. Интересно, Максимус взял ее или оставил на корабле? Черт побери, видимо нет.
Итак, тактика. Максимус стал перебирать в голове варианты дальнейшего развития событий. Представил зал, его объем и пространство, забитое испуганными людьми, танцовщицами-азари и стреляющими наемниками. Барная стойка, столбы, столы. Небольшая зона с диванами. Арка, ведущая в коридор, окна. Как пробраться наружу, минуя этот чертов огонь? Как сказал Алекс: "Через главный вход нам путь заказан". Черные ходы также отпадают - обычно их контролируют миньоны Арии. Эти натасканные на идеальную службу своей госпожи существа, в случае чего, готовы заблокировать чуть ли не всю Омегу. Не выход.
Алекс вмиг нарушил ход мыслей.
Достаточно радикальный шаг - высунуться навстречу открытому огню, столь бесстрашно. Максимусу в какой-то момент показалось, что все - нету Алекса Мерсера. Но нет, парень чудом выжил и сделал что-то, чего Магу увидеть не удалось. Он слышал только звук взрыва, чувствовал, как по столу прошлась ударная волна и как осколки небрежно впились в алюминий. Таки стол окончательно исчез с лица Омеги, превратившись в бесполезную груду металла.
Поняв, что это - шанс, Максимус вышел из укрытия. Неведомое, поражающее воображение любого жителя Омеги, зрелище. "Загробная Жизнь" погрузилась в самый настоящий ад: начался пожар, охвативший своими жадными языками добрую часть залы. Диджей судорожно выключил свою установку и, сломя голову, рванул из будки куда-то. Посетители, пребывающие в состоянии панического страха (а для кого-то, впрочем, это был настоящий повод повеселиться), кричали и носились по зале. Танцовщиц вовсе видно не было: они слились в толпе вместе с посетителями. А через буквально минуту после произошедшего сработала противопожарная система, и VIP-зону захлестнул дождь.
В полной мере этот "освежающий тропический ливень" Маг ощутить не успел, даже пустив ловкую Вельвет вперед себя. Он слегка намочил свою прическу в тот момент, когда выбирался из окна. На каком-то совершенном автоматизме, не задумываясь, он спасал свою шкуру, следуя за человеком, который эту самую шкуру вполне может продать. Чертово вино.

>> Жилые кварталы

Отредактировано Maximus Cherrus (2012-03-02 17:53:47)

0

12

Секунда, две, три - и вот толерантность в душе Эстер совершает метаморфоз и становится тихим, но ровным и настойчивым желанием убивать, а самой женщине стоит огромного, невероятно большого труда сохранить спокойное выражение лица.
Вельвет возненавидела диджея всей душой. Урод, убить, а после клопнуть да перевыклопнуть труп ржавым крюком. Выбрал, ять, подходящую композицию, ничего не скажешь. А кто после позаботится о ее, ять, ушах?
Музыка, ритм и звуки выстрелов разрывали мозги, складываясь не в мелодию, а в какофонию. И этот гребаный стол, даже просто сидеть рядом с которым казалось Вельвет ничуть не менее опасным действием, чем высунуть за его пределы руку - треснуть, расплавиться или просто пропустить пулю он мог в любую секунду, а то, что он этого еще не делал, только еще больше выматывало нервы. Что за помешанный, ять, на прочности ублюдок сделал стол настоящим щитом от туевой хучи зарядов, м? Откуда вообще такие, ять, берутся? Из чего он сделан?
И что у них там за идиот за командира? У них бесконечные боеприпасы, вестимо? Или им просто нравится без остановки палить в стол? Или они одержимы надеждой, что в один прекрасный момент он просто лопнет?
И кто это, кому служат эти болваны?
Если бы Вельвет не лопалась от желания расстрелять всех этих идиотов, скопившихся вокруг нее, а потом развешать их вокруг на длинных крюках и повесить каждому на шею... или что там останется... табличку с подробным описанием того тупого поступка, который данный индивид совершил у нее на глазах, она бы лопнула уже от безысходности. А если бы относилась чуть терпимей к чужим глупостям, то, пожалуй, лопнула от любопытства.
На кого же они работают?
Женщина повернулась к Алексу, дабы спросить это (с Макса что-либо требовать было бесполезно - если бы он и увидел что-то перед тем, как упасть за стол, то это были только азари), однако снова не успела.
Сначала она подумала, что мужчина в чем-то разделяет ее чувства, хотя бы по поводу кретинизма диджея - с таким сердитым и одновременно страдальческим лицом он прижал руку ко лбу... Однако все иллюзии развеяли его последующие действия.
Он начал бредить.
Сначала Вельвет хотела побиться головой об стол.
Потом - побить головой об стены окружающих. От души. Очень сильно.
И наконец - вырубить к черту Алекса, дабы не мучился, болезный. Последняя идея была такой соблазнительной...
Но тогда им точно конец. Пьяный биотик и ведьма, у которой аж дыхание перехватывает и в глазах темнеет от желания всех немедленно убить - ну отличная команда для противостояния энному количеству людей с большими пушками. А Алекс производил впечатление человека, который знал, что делать, и против кого это делать... Хоть он опять доказал, что слишком болтлив. И вообще, у него что-то с головой.
Последний факт подтвердился через несколько секунд, когда стол, судя по всему, уже начал поддаваться. Мужчина вдруг вскочил (вскочил! Вельвет аж перекосило) и начал... рвать и метать, по-другому не скажешь. Безмолвно. Стремительно.
Красиво.
А после, хладнокровно затянув на раненой руке тряпку с чего-то тела (антисанитария!- заорала брезгливость Вельвет), выбил из окна стекло и выскользнул наружу. Никаких команд к действию Эстер не услышала... но они и не были нужны. Вскочив и прикрыв лицо от дыма, она ринулась к спасительному, холодному свету, не обращая никакого внимания на окружающую обстановку... Почти.
  Музыка, доносившаяся из выбитого окна, прервалась на резкой ноте, заставив Вельвет злорадно оскалиться. О, как было бы здорово, если бы на всю установку диджея (и его самого) вдруг обрушилась большая горящая балка. Очень тяжелая. Желательно, взорвавшаяся в следующий миг.
Приятные, мстительные думы прервал здравый смысл и Вельвет, поежившись, устремилась по трубе прочь вслед за Алексом. Ее желание убивать рядом не стояло с предстоящей яростью Арьи – даже не зная азари, Эстер не хотела бы оказаться в зоне ее досягаемости, когда ей сообщат, что случилось.

Жилые кварталы.

Отредактировано Velvet (2012-03-02 18:42:13)

0


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Afterlife | Загробная жизнь » VIP-зона.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC