Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Contests | Конкурсы » 5 вечеров с Вельвет.


5 вечеров с Вельвет.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ваши вопросы - её ответы.

Произошел небольшой апгрейд данной системы и теперь, вместо того, чтобы задавать вопросы игроку, ведущему роль, мы будем задавать вопросы этой самой роли. Представьте, что ваш персонаж оказался в свете камер, на допросе, в приватной обстановке с друзьями. Представили? Учтите, что вопросы ему так же задают персонажи, а не игроки.

0

2

Все голосовали, и никто не спрашивает

Дружеские посиделки за выпивкой, в каком-то уютном баре. Бармен-турианец лениво протирает стаканы, в то время как Вельвет со своим собеседником сидит у дальнего края стойки, который немного темнее, чем все остальное помещение. Играет спокойная тихая музыка, что немного несвойственно для Омеги, но не суть.

Ик... слушай подруга *изрядно захмелевший Айрон покачивается, оперевшись на стойку. Кусочки льда звенят в опустошенном стакане* У всех нас есть мечта.... говорят, что если постараться, то всего добьешься *турианец презрительно хмыкнул, разглядывая пустую емкость* бред! Мечта, в моем понимании, это то, чего ты жаждешь больше всего на свете, но осознаешь, что это полный Ик... анриал *качнулся* ну ты меня поняла... У тебя есть мечта? Есть то, что заставляет тебя тосковать, и летать в облаках? *Шерик небрежно привалился телом к краю, умостив голову на скрещенных поверх стойки руках*

Отредактировано Sailar (2012-08-03 22:23:35)

0

3

Вот правда что. Спасибо.

Вельвет поджимает губы, хмурится, щурится, уцепившись за край стойки - пытается держать себя в руках, не дать затуманившемуся мозгу натворить глупостей, хотя по то отрывистым, но смазывающимся движениям видно, что пьяна она ничуть не меньше, чем собеседник рядом. Переводит взгляд на турианца, хмыкает, улыбается, протягивает руку, чтобы пододвинуть его в более устойчивое положение, но промахивается, вместо этого хватает воздух покачивающейся на весу, нетвердой ладонью.
- Мечта? Ме-чта. Да, есть у меня... мечта, турианец, прости уж, дорогой, забыла имя. Железо ты? Сталь? Так вот, Сталь, у меня много мечт. О, как у меня много мечт, как много... "анриал". Но самая болезненная...
  Знаешь, как здорово - не маскироваться каждый раз, когда выходишь... ну не знаю даже, куда-либо, где тебя могут увидеть? Знаешь, как от линз глаза слезятся? Так вот, моя мечта - избавиться от этих чертовых линз. От этой чертовой косметики! От всего, от всего, и не дрожать, не дрожать, что в следующую секунду...
Вельвет делает рывок к турианцу, чудом не падает с высокого стула, опускает ему на плечо неожиданно тяжелую руку, скребет ногтями, шепчет:
- ... кто-то может схватить тебя, плохой или хороший для общества - не важно, потому что... потому что для тебя, для тебя он всегда плохой. Схватит, начнет шантажировать, просто издеваться... мало ли, что выдумает, урод. А самое обидное, дорогой мой, знаешь что? Самое обидное - каждый раз, когда эта гребанная мечта становится хоть чуть ближе, ну на самую капельку... Обязательно появляется какой-нибудь урод. Обязательно. Всегда, сколько не шифруйся, не прячься, не... ух!
То ли стул не выдерживает трагизма, то ли Вельвет теряет равновесие - не важно, но женщина с грохотом падает на пол вместе со своим барным стулом, и там начинает тихо смеяться, выпутывая ноги из ножек товарища по несчастью.

Отредактировано Velvet (2012-08-03 23:44:09)

+4

4

Действительно, забыли девочку!

Может быть, вечер, может быть, утро, а может и вовсе день. Омега, узкий переулок, где вряд ли смогут разойтись два человека, если только бочком. Здесь, как правило, всегда стоит невыносимая вонь канализационных отходов, присутствует приторно-сладковатый запах гнили, а проходя мимо стены с вентиляционным выходом, она выдохнет на тебя споры нигде и никогда не пропадающей плесени, ну и как же без оттенка алкоголя и крови. Персональные духи для этой станции, и, раз пропитавшись, будет тянуться за вами невидимый, но все-таки узнаваемый след. Вы идёте по этой улице быстрыми шагами, стараясь выйти из этого переулка как можно быстрее на чистый воздух, которым можно дышать, но словно из ниоткуда - ребёнок. Маленький оборванец со свалявшимися короткими волосами, с разводами грязи на одежде и лице, но тем не менее с живым взглядом.


- Люди всегда рвались в небо. Люди ненавидят гравитацию - ненавидят все, что давит на их плечи. И они рвутся в космос. Инопланетяне - они ведь такие же, рвутся в космос, чтобы обрести свободу, место, где некуда падать, но и некуда взлететь. Где все - верх, и все - низ, каждый для себя выбирает сам. Но, ощутив весь ужас этой свободы, действительно безграничной, теперь они все кучкуются на этих станциях, строят огромные корабли, осваивают новые планеты, чтобы у них было дно, на которое могут упасть. Ты боишься этой свободы (или, лучше сказать, бездны)? Или наоборот, ты хочешь ещё дальше, глубже в эту тьму?
- Ради чего ты живешь, барахтаешься в этих космических отходах? Никогда не задумывалась, что смерть подарит тебе покой, исполнит все мечты, которые ты так лелеешь?
- Не каждый - один в поле воин, но абсолютно все ищут себе опору - напарника, товарища, "брата". На данный момент, Максимус является твоей опорой, и ты для него, несомненно, опора. На каких основаниях ты ему, фактически, доверяешь душу?

0

5

Вельвет отшатывается от выросшего из-под земли ребенка, кладет ладонь на висящий на поясе Ремеди, оглядывается встревоженно, а едва звучит вопрос - всматривается в темные глаза, в темное лицо, и видит в них нечто такое, что заставляет ее сжать оружие крепче, но все же ответить:
- Я не боюсь остальной Вселенной, но я не хочу глубже. Мне интересно, что там, но не более того - у меня есть дела и в этой галактике, и мне хватает ее с головой. А рассуждения о плюсах и минусах бесконечности оставим кому-нибудь другому... Не разочаровала тебя приземленностью?
Тонкая усмешка, шаг, еще шаг -  Вельвет равняется с оборванцем, пытается двигаться плавно, а говорить мягко - так ведут себя рядом с одичавшим животным.
- Ради чего живу? О, это просто. Ради жизни. Смерть не дает ничего, а если и дает - не успеешь данному порадоваться. В сбывшихся мечтах, не несущих положительных эмоций, смысла нет.
Шаг, шаг, еще шаг - Вельвет почти проходит мимо ребенка, когда звучит последний вопрос, и не может больше двигаться плавно, каменеет лицом, плечами, даже, кажется, глазами. И шипит:
- "Максимус", "опора", значит? Ну что ж, крыска, слушай: я никому и никогда не доверяю ни душу, ни что-либо другое, имеющее схожую важность. Доверять - вообще глупость невообразимая. И мы - "опора" для друг друга до тех пор, пока нам обоим это выгодно, но не дольше.
Она хочет сказать еще что-то, но не дает себе, сдерживает дыхание, и только продолжает идти - уже спиной вперед, пытаясь держать оборванца в поле зрения и время от времени оглядываясь. А после - поворот в другой переулок, угол, и Вельвет не хуже любой крысы скользит за него, и устремляется прочь, периодически срываясь на неровную рысь.

+2

6

Один из тёплых дней Цитадели. Впрочем, на Цитадели круглый год тепло, но должны же быть какие-то дни особенно тёплыми? В скромном и уютном кафе играет приятная музыка, а атмосфера вязко перетекает из спокойной в душевную. Турианец сидит, печально склонившись над столом: былые воспоминания нахлынули на него, а старые раны не дают присоединиться к веселью, что творится в баре напротив.

- Я слышал, ты наёмница. - задумчиво произнёс Дигрус, изучая содержимое своего бокала. Он не знал, как выглядит Вельвет, но знал, что именно сейчас она стоит у него за спиной. И сейчас он обращался к ней.
- Я видел, как поступают многие наёмники. Они безжалостно выполняют приказы, какими бы плохими они не были. Они похожи на нас, турианцев, но работают не всегда на правильных людей. Немногие из нас отказываются выполнять плохие приказы. А отказывалась ли ты?..
Турианец отпил из своего бокала, и резко поставил его на стол, едва не разбив.
- Знаешь, я сейчас не на службе и не хотел бы приставать с нравоучениями. Но меня всегда интересовало, почему люди становятся безжалостными наёмниками? В этом мире так много профессий, но многие решают становиться именно теми, кто продаёт свои руки и навыки нечестным господам. Но разговор не о том. Рано или поздно любой солдат устаёт, сдаёт оружие и берёт в руки рабочие инструменты. Он перестаёт быть оружием и становится опорой общества, служит верой и правдой. Скажи, разве ты не думала о том, чтобы стать мирным жителем, прекратить причинять боль и страдание за деньги... работодателей? - турианец с трудом выговорил, а, скорее, прошипел последнее слово. То ли алкоголь был крепкий, то ли Рэй устал на работе, но, выговорившись, турианец, наконец, затих.

0

7

Феликс Неил размеренным шагом бродил по кабинету. В руках его была пачка дешевых сигарет - одну из них вместе с зажигалкой мужчина бросил на стол перед наемницей. Контрабандист засунул руки в карманы, небрежно столкнув массивную ткань пальто за спину, внимательно всмотрелся в лицо Вельвет.
- Мадам, позвольте комплимент - сегодня вы неплохо выглядите для первого знакомства, - сказал он с долей ироничной насмешки в голосе, - меня зовут Феликс. Я хотел спросить у вас о досадном проишествии несколько месяцев назад - кажется, вы были пойманы на Иллиуме. Скажите, как часто вам приходится попадать в такие безвыходные ситуации, и что вы обычно делаете, в них попадая?
Мужчина зажег зажатую зубами сигарету, а после добавил:
- И могли бы вы тогда, спалившись с Вультуром, спастись в одиночку?

0


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Contests | Конкурсы » 5 вечеров с Вельвет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC