Mass Effect: Deep Space

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Residential quarter | Жилой квартал » Третий Уровень. Переулки.


Третий Уровень. Переулки.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

-

0

2

>> VIP-зона "Загробной жизни"

Об Омеге Максимус знал ничуть не меньше, чем любой другой обитатель этой станции. Да что там, в большинстве случаев, он даже лучше знал ее, был значительно более приспособлен к ее тяжелым условиям. И пусть считается, что ползать по трубам - не занятие для таких богатых и состоятельных людей, как он. Маг повзрослел в этой темноте, среди клуб пара и отвратных запахов разлагающейся станции, в самой настоящей трущобной грязи. Это было его истинное перерождение, и на мнение окружающих, пожалуй, можно плюнуть. Однако, все же, Максимус не гордился своим прошлым. В большинстве случаев оно только мешало ему: самое настоящее черное пятно биографии отнюдь не являлось лучшим элементом общей картины его жизни. Учитывая, что белых красок в последнее время становится все больше и больше.
Но даже несмотря на весь опыт, полученный в тяжелейшем процессе выживания, прикасаться к канализационной трубе, ведущей куда-то в жилой массив, было неприятно. Максимус, скрывая свою внутреннюю брезгливость, зародившуюся в нем за годы проживания на Иллиуме, постарался вспомнить позабытое воровское прошлое. Ах, как он лазил по этим трущобам в поисках пропитания... Одних заговаривал, у других вымогал, а от третьих отбивался. Были еще четвертые - от которых он убегал. И вот сейчас именно они висели на хвосте. Чертово Затмение было среди них.
Вообще, Миера частенько влезала в их дела. Будучи прекрасной и подготовленной азарийской девой, она отлично знала, каким образом устроена тамошняя организация. Аферистка иногда позволяла себе подделывать документы под представителя Затмения, частенько использовала образ их информатора. Да и вообще, использовать их было удобно. Вплоть до недавнего времени. Сегодня преступная организация имеет на Омеге слишком большую власть, и наступать ей на пятки в буквальном смысле означает копать себе могилу.
Вино как-то облегчало любые ситуации. Все, что происходило вокруг казалось под его действием простым, легко выполнимым. Так случилось и с трубой: брезгливость удалось убить за считанные мгновения, и вот, Максимус уже приземлился где-то внизу. Переулки.
Вероятно, один из жилых кварталов, бывших убежищем для самых темных теней. Пожалуй, темнее было только в канализационных трубах и на складах: там обитало огромнейшее количество ворка, бездомных и еще черт-знает-какой-ереси. А основной жилой массив отличался лишь некоторым количеством воришек, наемников какой-либо крупной группировки, контролирующей эту территорию и, естественно бандитов. Последних было немного, вероятно от того, что район этот охранялся Затмением или Светилами.
Максимус принялся быстро, насколько это было возможно в легком опьянении, отряхивать свой дорогой костюм. Вообще, тот изрядно запачкался, что было нетерпимо для богатого предпринимателя с Иллиума. Однако, на Омеге все стереотипы переворачивались: здесь всем прохожим плевать на то, сколько грязи в твоей одежде, лишь бы ты не топтался под ногами. Достаточно просто. Но Максимус не хотел портить фирменное изделие "Фонд Сирта", учитывая, каким трудом оно было получено. Да даже какой-нибудь ворованный со складов Альянса ствол дешевле стоит.
Тут взглядом Мага был пойман силуэт Алекса Мерсера. Отчего-то захотелось выговорить все, что думалось. Да, наверное, лучше так и сделать: разъяснить все моменты сейчас, так сказать, расставить все точки над "i", иначе потом можно утонуть в проблемах, несравнимых со всем тем, что встречалось Максимусу ранее.
Мужчина издал грубое "кхм", а затем четко, даже слишком, сказал следующее:
- Ария подождет. Какого черта Затмению было нужно от тебя?
После мягкого, разбавленного вином говора, нынешний казался, с одной стороны очень резким, но с другой - по прежнему располагающим к ответу.

Отредактировано Maximus Cherrus (2012-03-02 17:58:28)

0

3

Улица отвратительно рябила. Это примерно то же, что смотреть передачу на телике давно вымершего поколения - кроме помех и шипения, он выдаёт лишь отдельные осмысленные фразы. Провода, трубы, бесконечная вонь грязного города, выросшего на станции, словно гангрена на живом теле, чёртов бледный экран - мигающий где-то в конце переулка. Довольно очевидно, что взрыв не задержит надолго наёмников Затмения - впрочем, они могут вполне резонно предположить, что Мак-Манвери и двое неизвестных погибли в пожаре. Лучше им думать так. А иначе...

- Что иначе?
Боль кровавой-красной трещиной растекается по лицу, заставляя плотно сжимать зубы - не для того, чтобы вскрикнуть или захныкать, как любили делать те, кто был помладше. Это с Земли "БАиР" казался неплохим выходом. А любой беспризорник, которого подобрали с улицы, хотел лишь одно - смотаться подальше и никогда больше не видеть Альянс с его долбанутыми экспериментами.
- Иначе что, Мак-Манвери? Нажалуешься научным сотрудникам?
Не нравилось ему такое обращение. Ух, как не нравилось. Мальчишка приложил холодную ладонь к раздувшейся, посиневшей скуле и сплюнул. По белоснежному покрытию несмелой лужицей растеклась кровь. Как говорится в этой старой пословице - Око за око, зуб за зуб? Впрочем, память на пословицы у Джока всегда была откровенно отвратительная. В мозгу яркой вспышкой всполошилась мигрень, разъедая стенки черепа концентрированной кислотой безумия - вот что по-настоящему больно. Джок надеялся, что у него из глаз не брызнули слёзы, он согнулся, стараясь сохранить равновесие и способность стоять на ногах. Кажется, сукин сын долбанул его по голове. Кулаком. Шваль. Мир вновь зарябил, а потом, затонул в непроглядной тьме.

Мерсер и не заметил, как отошёл от своих "сопровождающих". Переулок рябил, как счётчик Гейгера в центре аномалии, а в голове долбили безумные басы из горящего клуба. Как же, чёрт подери, не хочется танцевать со смертью! Это не вальс и не танго, не канкан и не чечётка. Это бессмысленный бег по одному и тому же кругу и попытка увернуться от взгляда пустых ониксовых глаз. Нет, точно не сегодня - такая ерунда как порез на руке не способна убить опытного биотика. Такая ерунда не задержит убийцу.
Алекс сгорбился, сплёвывая - и его вновь охватило ощущение дежа вю. Это мерзкое ощущение, которое накатывает липкими волнами - опутывает голову и просачивается внутрь, словно паук в глотку. Или хочется плясать, как безумному? Чёрт. Чёрт подери эту грёбанную Омегу!
Он не мог вспомнить, что ему знакомо в этом неожиданном незнакомце - сочувствие по отношению к тому, кто совершенно не дружит с головой? Нет. С незнакомкой, назвавшейся Вельвет дела обстояли проще - она не напоминала Мерсеру никого. Ни мать, которую он, по сути - никогда и не знал. Ни девушек, живших на станции "Гагарин". Она была этакой дымчатой фигурой, впечатление от которой колебалось то вправо, то влево. Сизый дымок, за которым приятно наблюдать, но вдохнув - можно подавиться. Мерсер, вовлечённый в порочный круг галлюцинаций, не мог адекватно оценить этих людей. Он остановился, словно вкопанный и по-инерции сжал руку, затянутую повязкой. Она кровоточила - эта сраная рана. Но боль он не почувствовал сразу, словно бы в теле отказала нервная система - она дошла лишь через пару минут, словно в заторможенном кино, словно пробираясь через толщу водной стихии - в бессильном стремлении схватить адепта за тёмный капюшон.

- Джок, не отвлекайся. Ты действительно не помнишь, что случилось после того, как имплант раскалился?
- Нет. Я потерял сознание.
Психолог покачал головой, скинул на стол автоматическую ручку [Алекс тогда подумал, что это странно - такой антиквариат найти сейчас не так уж просто] и вышел за дверь. Сквозь полу-прозрачную длань пуленепробиваемого стекла, Мак-Манвери заметил знакомые лица - дружков Сэма, старающихся не коситься в сторону "камеры". Они были похожи на лошадей, испуганно прядущих ушами. Но подрастающий адепт не мог вспомнить, что их напугало. Может, Сэм избил и своих ближайших сподвижников? Вполне в духе такой свиньи. Где-то там мелькали научные сотрудники станции. А когда психолог вернулся в помещение, Мак-Манвери уже успел откровенно заскучать - он успел попередвигать ручку по столу и даже поднять стул, на котором ранее расположился собеседник. Человек, заставший его за этим занятием, похоже, несколько опешил, а после, дождавшись, пока "пострадавший" поставит мебель на законное место, приблизился.
- Тебя переводят в сектор "С".
- Почему? Разве я показал хорошие результаты на тестах?
- Сэм Эрсонс был найден мёртвым - разорванным на части посредством воздействия биотики. Его товарищи доложили о том, что это зверство произошло по вине самого Сэма, а посему, тебя никто не винит, Джок.
- Это я? Это я его... убил?
Психолог покачал головой, но Мак-Манвери был достаточно проницателен и умён, чтобы в настороженном взгляде собеседника уловить молчаливое "да". Его обуяла радость - ибо он избавил мир от самого настоящего гавнюка, а сожаление - пришло куда позже. Тогда, когда остальные дети начали сторониться несостоявшегося психа. Или же... вполне состоявшегося?

Переулок рябил, как экран старого телевизора, а Мерсер стоял и смотрел туда, где бешено мигали неоновые лампы. Не так далеко до развилки, с которой можно будет попасть к торговому кварталу, а уж там - к докам. Но необходимо ещё дойти. Приступ боли в затылке заставил адепта выругаться и позабыть про боевую рану на руке - когда какая-то хрень жрёт твой мозг изнутри, как-то не до внешних неудобств. Повязка в какой-то мере приостановила кровотечение и теперь, можно было не бояться, что наёмники выйдут на беглецов по карминовому следу. Не настолько уж и сильным было ранение. Но неприятным - это точно. А ежели внутрь попадёт зараза, то грешному миру можно будет помахать ручкой и лечь помирать прямо здесь. Агент "Цербера" усмехнулся - эта картина его смешила.
- Ария подождет. Какого черта Затмению было нужно от тебя? - подкрадываться нехорошо. Впрочем, Алекс прекрасно понимал, что никто не подкрадывался, а он сам ушёл в себя настолько глубоко, что впору выстрелить шизофренику в затылок - пока он не может дать отпор. Это было трагично и забавно одновременно - сквозь тонкий мост между сном и реальностью. Стоит пройти половину, как конец отдаляется и откуда-то слышен мерзкий смех судьбы-шлюхи. Как будто кроме неё у адепта не было никаких проблем.
- Разве того, что я прикончил одного из офицеров - недостаточно? - убийца даже не стал полностью разворачиваться к собеседнику - лишь повернул голову, растягивая губы в отвратительной улыбке - в ней не было ни капли приторной доброжелательности. Улыбка расходится, обнажая зубы - благо, не острые клыки. А почему нет - псы ада способны оторвать и руку по локоть.
Внутренний голос вновь лезет не в своё дело: Недостаточно. Их могли арестовать, допросить, посадить под замок, потребовав залог за освобождение. Кому нужна жизнь этого офицера? Впрочем, в верхах у него вполне мог быть влиятельный родственник, которому за семью вдруг стало жутко обидно. Даже здесь, на Омеге, люди никак не могли избавиться от этих идиотских семейных уз, которым необходимо было время от времени потакать - это всё равно что содержать совершенно бесполезную любовницу, которая даже отсосать не может нормально. Бессмысленная штука, эта жизнь. Но интересная в своём многообразии - интересная в своей жестокости.

Переулок рябит и покрывается помехами - сквозь них адепт видит вовсе не грязную Омегу, а станцию "Гагарин" - вокруг снуют подопытные - кто постарше, кто помладше. И он один стоит посередине как последний мудак и чувствует, как одиночество вкупе с биотикой расползается по венам и артериям. Он видит смазанные лица - тех, кто давно умер и тех, кому только предстоит умереть. Он видит сотни фигур, и знакомых, и незнакомых одновременно и его вновь охватывает это чувство дежа вю - ничего не изменилось. Даже из сектора "С" можно было наблюдать за тренировками иных. Непроизвольно, Мерсер теряет свою безумную ухмылку и всматривается в черты собеседника сквозь рябь - в попытке найти в толпе похожее лицо. И находит, едва преодолев извращённо-медленный стук где-то в черепной коробке. Он едва сдерживает мигрень, пылающей тысячью вспышек в голове, но разбавляет "размытость" параметром "зернистость". Мир не встаёт на свои места и от этого адепту не легче.
Он отвернулся прежде, чем ляпнуть что-либо необдуманное. По большому счёту, нет никакой разницы, заметит ли собеседник блеск узнавания в холодных лазоревых глазах - не до того. Для начала, было бы неплохо спасти свою собственную шкуру.
- За мою "вторую смерть" Альянс отвалит немыслимые бабки. Когда-то я уже был здесь, на Омеге. Возможно, какая-то крыса узнала меня.
Отчеканил он более менее хладнокровно и отмахнулся от иллюзий, что предлагало измученное сознание - да пошло оно всё к чёрту. Сначала - свалить. А потом можно предаться ностальгии по старым временам.

Отредактировано Alex Mercer (2012-03-05 11:05:02)

+1

4

Отвращение.
Отвращение было самой яркой эмоцией, пока Вельвет спускалась по трубам, осматривалась в том переулке, куда они попали, отряхивала и расстегивала ужасно запачкавшееся и мешающееся пальто. Отвращение подкатывало к горлу крупным темным комом, и даже просто чувствовать его было невероятно неприятно. Отвращение накрыло и поглотило сплошной масляной волной даже злость, все еще пылающую внутри женщины после "Afterlife".
Грязь, везде грязь, запустение, хаос. Педантку Вельвет передергивало от одного взгляда на свои перчатки, что уж говорить об окружающей обстановке. Хотя не сказать, что это удивляло. Она превосходно знала, что Омега отнюдь не чистое или приличное место, и она настроилась на то, что может не ждать порядка даже на главных улицах (особенно на главных улицах). Но чтобы настолько...
Вельвет закрыла глаза и выдохнула, отстраняясь от собственных эмоций. К черту, хватит. Она и так уже слишком многое себе позволила. Сейчас нужно просто сосредоточить свое внимание на том, чтобы спокойно и без происшествий добраться до "Волны" Максимуса.
К сожалению, ее спутники так не считали и решили поболтать. Вельвет, уже было рванувшейся к выходу из переулка, пришлось остановиться и обернуться.
- Ария подождет. Какого черта Затмению было нужно от тебя? - что ж, по крайней мере, путешествие по трубам заставило Макса протрезветь...
Стоп. Затмение? Так это было Затмение? Какого че... И почему именно от Алекса? Хотя...
О-о-о, Макс выбрал очень "подходящее" время для того, чтобы расспросить невольного спутника... и спасителя. Интересно, это он случайно сделал или специально выбрал момент, пока Мерсеру станет хуже?
- ...За мою "вторую смерть" Альянс отвалит немыслимые бабки. Когда-то я уже был здесь, на... - вот же болтун! Как бы плохо ему не было, он продолжал говорить, да как!
У Вельвет лопнуло терпение. Моргнув и изгнав все эмоции из голоса, она вкрадчиво заговорила, бесцеремонно перебив Мерсера:
- Послушайте, мы должны идти. Все вопросы можно решить на корабле. Я не собираюсь доверять вам, Алекс, но вы спасли нас, и теперь наша очередь. И да, профессиональный мой друг, - она подняла холодный, ничего не выражающий взгляд и посмотрела Максу в глаза, - если ты не готов пускать незнакомца на "Волну", то помоги добраться до "Странника". Он отлично подходит для... подобных случаев.

0

5

В общем-то, если бы Максимус не умел разбираться в людях их душах, он бы не смог не заметить лютого безумца с до боли узнаваемой биотической силой, которую способна дать лишь одна модель имплантата и дорогим пистолетом на поясе. Эдакого Джокера, это имя просто идеально подходит для него, сеющего разрушение и убийства. Грязь, еще чернее Омеги и какая-то скрытая жажда мести. Скрытая, что, впрочем, не означает "слабая и немощная". Этот Джокер, возможно, и не думает говорить об этом, но все в нем говорит за него. Месть, месть, месть. Когда-нибудь, возможно, Мерсер, осознав цену этого нелепого мира, поймет, что ему действительно нужно делать. Сеять хаос и разрушение: идти против порядка, против системы. Что есть план? Это нарушение всеобщего хаоса, затаскивание себя в толстую клетку, огражденную сотней барьеров и как следует защищенную. Максимус мог бы так думать. Если бы сам не был человеком достаточно глубоким и тронутым где-то внутри.
Посему, безумия Алекса он не замечал. Хотя нет... Он замечал, но не осознавал его до конца, не мог оценить. Для Мага он был всего лишь... Человеком с тяжелым прошлым. Груз этот невозможно не заметить. Он портит большинство людей. Заставляет их переходить через черту на эту абстрактную во всех смыслах темную сторону. И человек даже не понимает, что делает: просто идет мстить. Убивать. Ищет все пути для свершения своего темного дела. А когда свершит, то найдет новую причину: он привык убивать. За чертой.
Убивать ради чего? А ведь можно было раздумывать над этим. Можно было бы, впрочем, если бы не стойкое чувство дежавю при виде очертаний джокеровского лица. Пара подмешанных фактов: разум сам выдает ту информацию, которую хочет. Даже несмотря на то, что Максимус явно не желал встречи с кем-то из уже своего тяжелого прошлого. Сомнений не было: старомодный человек вырос на Нулевом Скачке.
Алекс бредил. А Максимус это видел. Что еще он видел? Он видел отчаяние. У Мага не было такого количества времени, чтобы до конца понять этого человека. Все догадки были слишком поверхностны и не имели за собой никаких прямых обоснований. Только опыт и толика интуиции. И, конечно же, заезженные стереотипы "плохих парней из плохого места".
В общем-то, как бы Максимусу не хотелось проанализировать Мерсера и его поведение, медлить было нельзя. Это не бар и не посиделки: это заварушка. Настоящая, в которой можно умереть, промедлив хоть минуту. И любой разговор в такой ситуации, когда все находится на грани провала, обречен быть оцененным исключительно опытом и интуицией. Здесь нет времени. Действие.
Максимус даже не успел подумать об очевидном, то есть, о склонности Мерсера к молчанию и сокрытию фактов, как Вельвет сбила все его мысли тараном внимания к себе. Бежать нужно... Пусть бежит Мерсер. Вероятность того, что охота ведется за Максимусом очень велика, однако, находиться в прямом контакте с Алексом было слишком опасно. А у Мага имеется пара незавершенных дел на Омеге, стоимость которых сопоставима с жизнью десятка охотников "Затмения".
Пара нехитрых манипуляций, загорелось желтое табло инструметрона. Встроенное устройство Мерсера радар Мага не засек. Точно так же, как и не засек устройство стоявшей рядом Вельвет.
- Я готов доверить вам "Волну", Алекс Мерсер. Она не менее идеально подходит для побега, - сказал Максимус, улыбаясь и указывая пальцем на затылок, где располагался интерфейсный порт L3-R, - Мы не полетим с вами, на Омеге у нас еще есть некоторые незавершенные дела. Но я дам вам электронный ключ от корабля.

Отредактировано Maximus Cherrus (2012-03-07 21:32:26)

0


Вы здесь » Mass Effect: Deep Space » Residential quarter | Жилой квартал » Третий Уровень. Переулки.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC